Воскресенье, 17 Февраля 2019, 19:08
Вход RSS
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: Gemma  
Пространство Миров » Долина Муз » Сокровищница Знаний » «Магия, кровь, вампиры и вампирское сообщество, легенды...» (ВАМПИРЫ выдуманного мира Джеммы.)
«Магия, кровь, вампиры и вампирское сообщество, легенды...»
Gemma
Дата: Вторник, 28 Июля 2009, 21:23 | Сообщение # 1

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



Добро пожаловать в тему Джеммы!

Здесь я буду выкладывать произведения, так или иначе связанные с придуманным мною миром под названием Делэр, героями которых являются вампиры.Но вампиры - не в классическом понимании данного слова, а, скорее, в моем представлении.


Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Вторник, 28 Июля 2009, 21:42 | Сообщение # 2

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



СТАТУС: завершенное произведение.

Клотанни.
Рассказ.

Ночь давно вступила в свои права, и яркая луна заливала своим мертвенным светом мрачный город. Гулять по Крэттену в это время было далеко небезопасно, но мужчина, уверенно и быстро шедший по одной из узких крэттенских улочек, недаром носил на бедре тяжелый полуторный меч. Бывший наемник, побывавший за всю жизнь в массе сражений и переделок, он не боялся уже ничего и никого.
Он шел, внимательно оглядываясь по сторонам, готовый к любым неожиданностям. Внезапно ему показалось, что воздух стал как-то плотнее, словно вокруг расстилался туман. Мужчина насторожился, но шагов не замедлил.
Нет, ему не показалось, это точно туман, и что самое скверное, он следовал за ним! Пройдя пару кварталов с преследовавшим его туманным облаком, наемник решил ускориться. Хотя наместник короля, граф Винсент, в личной беседе и убеждал его, что сейчас в Крэттене нечего опасаться, даже грайс1 не пробежит без разрешения, но проверять на практике утверждение нынешнего главы города как-то не хотелось.
Мужчина поежился, ему показалось, что стало заметно прохладнее. Внезапно он услышал или ему померещилось, словно тихий смешок донесся справа, из подворотни. Нет, стоп, слева! Снова смешок, уже ехидный.
Мужчина остановился, не понимая, почему, собственно, это делает. Смешок раздался прямо за спиной.
Что за сволочь играет с ним?! Скорый на расправу наемник мгновенно вскипел. Он обернулся, хватаясь за меч в стремительном развороте, но блестящая реакция на этот раз его подвела: удар в лицо из ниоткуда был настолько силен, что мужчина отлетел на несколько шагов, и, впечатавшись в стену ближайшего дома затылком, беспомощно свалился на мостовую. Несколько секунд он совершенно ничего не соображал, но когда сознание вернулось, наемник понял, что неизвестный противник намного превосходит его в силе и, пожалуй, технике. За всю жизнь еще никто никогда не вырубал его одним только ударом!
Необходимо выбираться из этой передряги!
Мужчина попытался приподняться, но неизвестный ловко врезал ему ногой прямо по ребрам, вновь заставив почти потерять сознание от боли.В ушах шумело, во рту чувствовался металлический привкус крови, мысли путались.
«Он меня убьет»- мелькнула и пропала запоздалая мысль.
– Конечно, убью, - спокойно подтвердил нападавший, судя по голосу – молодой парень, неторопливо приближаясь к лежавшему неподвижно мужчине. Присел на корточки, с любопытством заглянул в его бледное лицо.
– Ну, как?- с искренним интересом поинтересовался он.- Выглядишь плоховато…Немудрено, у меня тяжелая рука. Да и нога ничего, - пошутил он.
Мужчина не ответил, ему было трудно даже глаза открыть, однако почувствовал некоторую странность в говорившем. Голос…интонации напоминали что-то…или кого-то.

– Ага! Почувствовал, да? - весело спросил нападавший. Внезапно в пространстве что-то изменилось, и от фигуры парня ощутимо повеяло опасностью. Он наклонился к жертве и прошептал: – Она ведь тоже не хотела умирать.
Наемник протестующе пошевелился, но на него снова обрушился удар, отчего голова мотнулась в другую сторону.

– Думал, я не узнаю тебя? Да я тебя просто по запаху нашел… Не закрывай глаза, сволочь! Ты ведь уже понял, кто я, не правда ли? Пришло время платить по счетам! Когда ты убивал Клотанни, она сопротивлялась? Или нет? Она же была так молода! Ей наверняка хотелось жить, верно? Верно, спрашиваю я?! – рявкнул парень.
Но мужчина не слышал. Тренированная память вернула его на двадцать лет назад...
...Клотанни, его Клотанни. Как любил он ее, как безумно любил! Эти длинные шелковистые волосы, черные, как сама ночь, темно-синие бездонные глаза, гибкая маленькая фигурка…
Они не были женаты, но он собирался сделать ей предложение, все, как полагается. Она была достойна лучшего, чем быть просто подругой наемника. И он никогда не предполагал, что откроется ему однажды в своей возлюбленной.
Случилось ему оказаться в лавке известного в Крэттене колдуна. Вообще-то, он избегал любых магических штучек и людей, связанных с магией и колдовством. Но тут пришлось зайти, мачеха просила травы купить от дурного сглаза, показалось ей, что нечисто что-то в доме. Интуиция мачеху, как правило, никогда не подводила. Он рассматривал полки с разными диковинными принадлежностями, когда колдун вдруг резко произнес, обращаясь к нему:
– У нее черные волосы, верно?
Удивленный, он повернулся к старику.

– Можешь не отвечать. Вижу на тебе ее следы. Странно, что ты так долго ее интересуешь. Обычно они не связываются на длительное время с людьми.
– О ком вы, достопочтенный Хинтэ?!
– Конечно, ты же не в курсе. Ты знаешь, кто твоя возлюбленная?
Мужчина похолодел. Он чувствовал… Иногда чувствовал какую-то неправильность в девушке, но запрещал себе такие мысли.
– Не знаешь…Так я и думал. Я тебе скажу. Она только наполовину человек. Она – Дремлющая. Знаешь, кто это? В ее родню явно затесался вампир. У таких существ до совершеннолетия дремлет вампирская кровь. А после того, как они пробуют кровь в первый раз, как раз в момент совершеннолетия, они просыпаются, пробуждаются. Уже вампирами.
– Ты ошибаешься! Ошибаешься! Клотанни человек! – прохрипел мужчина.
– То, что она тебя не попробовала на вкус, еще ничего не означает. Впрочем, проверь ее, если не веришь мне. Я вообще-то всегда знаю, что говорю, - с некоторой иронией заметил колдун. - На тебе не просто следы Дремлющей, ты даже пахнешь ею…Собаки на тебя еще не реагировали?
Мужчина вдруг вспомнил, как ощерила на него свои клыки обычно ласковая собака мачехи…Да и…действительно, собаки не шибко жаловали его в последнее время.
– Как? Проверить как? – выдавил из себя он.
– Она еще молодая. Контролирует себя плохо. Значит, в полночь отправится …мм…на охоту. У молодых вампиров сильны животные инстинкты, доставшиеся от далеких предков. Они еще предпочитают подкарауливать свои жертвы в полнолуние. Проследи за ней и все. Убедишься сам в моей правоте. А там…смотри сам. Твоя жизнь. Пока она у тебя еще есть.–Хихикнув незатейливому каламбуру, старик развернулся и вышел в другую комнату.
Потрясенный разговором, безоговорочно поверивший опытнейшему колдуну, мужчина, чуть пошатываясь, вышел из лавки и машинально отправился к себе, хотя его ждали в корчме друзья.
Клотанни дома не было, она обещала вернуться только завтра, так как ее родственники жили в противоположном конце города. Внезапно ему пришло в голову, что следить за девушкой необязательно. Он просто поговорит с ней, когда она придет домой. Поговорит, да, поговорит, и она развеет безумные наветы старого колдуна, который, наверняка, банально завидует ему, ведь Кло такая красивая!
Рассуждая таким образом, мужчина не заметил, как сгустились сумерки. Ночь вступала в свои права.
Входная дверь негромко хлопнула. Слабый ветер с запахом полевых трав пронесся по комнатке. Мужчина встрепенулся: кто это? Кло только завтра вернется, его тоже никто не мог навещать, раз он должен выпивать с друзьями…может быть, вор забрался?
Он сжал меч и решительно вышел в коридорчик: кто там?
– Милый…? Так ты дома?- тревожный голос прорезал полумрак. Клотанни! Его любимая вернулась раньше времени!
Он молниеносно подкрутил фитиль в фонаре, и радостный свет залил небольшую комнатку. От неожиданности девушка вскрикнула и попыталась закрыться длинным черным плащом. Однако мужчина успел заметить ее лицо, внимательность не раз спасала ему жизнь в прошлом. Он замер, не приближаясь к ней. Его Клотанни…
Бледные, ставшие чересчур четкими черты, синие глаза, сейчас темные, до черноты, и кровь, кровь на губах, кровь, стекающая по подбородку на грудь, кровь на корсаже василькового платья…
– Кло, - прошептал он.
Хинтэ, чертов Хинтэ! Конечно, он был прав, старый ублюдок! Она из Дремлющих, он таких немало навидался в своих странствиях. Но как ловко она скрывала происхождение! И, главное, зачем?! Теперь не отчаяние, теперь гнев постепенно овладевал мужчиной.
Он быстро шагнул к девушке, и, схватив правой рукой за нежную шею, сдавил ее.
Растерявшаяся, от неожиданности Клотанни даже не успела ничего сделать. Только ее глаза, темные, с вертикальными зрачками, с ужасом следили за озверевшим возлюбленным.
– Почему, Кло? Почему ты скрыла, зачем? – еле сдерживаясь, спросил он, сдавливая шею еще сильнее.
– Ми….лый…больно…- едва прохрипела девушка, на секунду блеснув клыками.
И эти клыки ввергли мужчину в настоящее бешенство.
– Больно, говоришь? Нет, это мне, мне больно, понимаешь, тварь?! Как ты посмела притворяться человеком?! Мерзкая тварь!
Девушка попыталась пошевелиться и что-то сказать, но в ответ неумолимые руки мужчины только крепче давили на шею.
«Убью…убью ее. Да, ее надо убить» - вдруг мелькнула на диво холодная мысль у обманутого возлюбленного.
Он легко оторвал ее от двери, и вышвырнул на улицу. Силен был всегда неимоверно. Любой человек от такого падения давно бы сознание потерял, но молоденькая вампиресса начала неуверенно подниматься.
Он не позволил ей этого: ударил в живот со всей силы ногой, обутой в сапог с кованым носом. Жалости не было. Только холодная, рассудочная ярость. Убить! Убить мерзкую тварь, билась одна-единственная мысль в голове.
Их дом находился на самой окраине Крэттена, поэтому шансов, что кто-то заметит происходящее и придет на помощь девушке, не было. И она это прекрасно понимала. Ей удалось-таки подняться, и стоя на нетвердых ногах, она зашипела. Ей было очень плохо, охота не удалась, так как ей помешали. Крови она получила недостаточно, поэтому сил не хватало. Да и те удары, которыми наградил ее бывший возлюбленный, отразились не самым лучшим образом.
Но она хотела жить! Она должна была жить! Если ей удастся убедить его, рассказать ему…
Она моргнула, и в этот момент мужчина атаковал. Он ударил ее своим огромным кулаком в челюсть, затем, когда она упала, прыжком оказался рядом, и приставил кинжал к горлу.
– Я убивал, таких, как ты…- с отвращением проговорил наемник. – К какому клану принадлежишь, тварь? Скажи мне!
– Я тебя люб…- едва слышно пробормотала теряющая сознание девушка. Она попыталась сказать что-то еще, но не успела, кинжал с позолоченной рукояткой в виде головы волка с силой вонзился ей в сердце. Несчастная конвульсивно дернулась и затихла.
Мужчина выпрямился. Это должно было убить ее, так как лезвие заговоренное, а она еще молодая, сил не накопила. Голову можно не отрезать. Да он и не смог бы. Он секунду смотрел на тело возлюбленной, оказавшейся вампиршей, потом развернулся и ушел. Не оборачиваясь. Он не знал, что практически сразу после его ухода к месту поединка подойдет случайный прохожий, девушка, которая, оценив ситуацию, позовет на помощь.
– Она была еще жива, слышишь, ты? – ворвался в его сознание яростный голос парня, атаковавшего его совсем недавно.
Жертва нападения, чуть придя в себя, попыталась сфокусировать взгляд на говорившем.
– Она была жива! И она ждала ребенка, сукин ты сын! И только такой профессионал, как ты, не мог заметить, в каком положении находится его женщина!
Мужчина наконец-то нашел взглядом лицо парня и вздрогнул, ошеломленный: на него смотрело собственное лицо. Только молодое…
– Она ждала ребенка, - довольный эффектом, который произвели его слова и внешность на лежащего, парень презрительно хмыкнул и продолжил: - Я родился раньше срока. Мать так и не пришла в сознание, она умерла через несколько дней после родов. А меня воспитали те, кто нашел Клотанни. На мое счастье, это были вампиры моего же клана.
А ты убил ее…отец.
Мужчина дернулся, но парень резко ударил его в солнечное сплетение, заставив задохнуться от боли.
Вампир присел на корточки рядом со своей жертвой и достал длинный кинжал, больше похожий на укороченный меч. Луна отразилась на дымчато-сером лезвии и позолоченной рукояти в виде головы волка.
– Я не буду тебя кусать, отец. Ты меня, конечно, извини, но противно. Ведь ты не дал ей шанса…объяснить что-либо. Ни шанса, ни выбора. И почему-то мне кажется, что знай ты, что она ждет ребенка, все равно не остановился бы…За это я хочу тебя убить еще больше.
Он молниеносно взмахнул кинжалом: серебристая молния описала круг. И вот уже из раны на горле мужчины хлещет кровь. Убийца уселся поудобнее, положил голову умирающего себе на колени, не обращая внимания на текущую кровь, и наклонившись тихонько прошептал: – А потом я навещу твою семью. Мне же надо познакомиться с новыми родственниками?
Последняя отчаянная мысль мужчины была о маленькой дочери. Уловив эту картинку из гаснущего сознания умирающего, вампир удовлетворенно улыбнулся, явив миру безупречно белые, острые клыки.
_______________________________________________________________________________________
1- Грайс - маленький злобный зверек, напоминающий суслика, необычной седой окраски, обладает зачатками магии.


Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Вторник, 28 Июля 2009, 22:08 | Сообщение # 3

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



СТАТУС: в работе.

Вампиресса.

Шел второй час ночи. Я добавила в горячий чай молока, сделала большой глоток ароматного напитка и с кружкой в руках уселась за рабочий стол. Монитор передо мной таинственно мерцал, за окнами царила обычная городская ночь, и меня переполняла радость от того, что я у меня отпуск, что я спокойно могу читать до утра любимые книжки (в настоящий момент это был Алекс Кош, ничего так истории, любопытные), а потом, часиков так в 6-7 завалиться спать до полудня…
Кому-то покажется странным, но для меня вполне естественно отдыхать именно подобным образом. Кто-то для релаксации пьет пиво, а я вот предпочитаю читать книги. Надо же давать отдых и мозгам. Каждому свое, как говорится. Особенно учитывая, что начало отпуска я бурно отметила в ночных клубах, зажигая на танцполе с друзьями.
Я педантично поправила край шифоновой шторы на балконном окне, который завернулся в неестественном для него положении, устроилась поудобнее, и с удовольствием принялась поглощать литературное творение под названием «Если бы я был вампиром…». Чтение меня увлекло: отличный слог, интересная фабула, в меру фантастическая история.
Спустя некоторое время я внезапно почувствовала какое-то смутное беспокойство. Это чувство было неосознанным, но довольно сильным. Я отмахнулась от неуместного ощущения: в самом деле, чего волноваться в собственной-то квартире? Но, тем не менее, гадкое чувство не исчезало, напротив, усилилось, руки похолодели, сердце застучало, как молот, его удары отдавались в ушах.
«Неужели то-то хочет мне позвонить? - вяло удивилась я,- и это в два часа ночи!». Не думайте, что я дурака валяю, просто нечто похожее я всегда испытываю перед тем, как звонит телефон (как говорит моя подруга, начитавшаяся околопсихологической литературы, это «спонтанные сенситивные ощущения»). Такая фигня у меня последние несколько лет наблюдается, раньше ничего подобного и в помине не было. И с течением времени она только усиливается, что меня никоим образом не устраивает. Я материалистка, в мистику не верю.
Тем временем непонятная тревога вроде бы улеглась, и только у меня мелькнула мысль налить себе еще чаю, как раздался оглушительный грохот, звон разбитого стекла и звук глухого удара – как будто что-то упало на пол.
На секунду я замерла, как суслик перед лицом опасности, затем молниеносно бросилась к противоположной от балкона стене (и откуда что взялось?). Свернувшись в три погибели, я упор уставилась на балконную дверь, едва дыша и ежеминутно ожидая... чего? Того, что непонятное нечто, свалившееся мне на балкон, начнет ломиться в квартиру?
Тишина.
Я считала секунды, но ничего не происходило. Кое-как уняв колотящееся сердце, и собрав все свое мужество в кулак, я медленно поднялась и, пригнувшись, крадущимися шажками направилась к балкону. Осторожно выглянула и тут же отпрянула назад. Так и есть! Окна разбиты, ни одного целого. В хлам. Полностью все остекление пострадало.
Сволочи!- хотела я сказать, но ни один звук не вырвался из-за крепко стиснутых зубов. Удивительно, но за все это время, я даже не пискнула – наверное, перепугалась сильно.
Поскольку ничего страшного не происходило, да и не увидела я толком ничего, я выглянула еще раз. Уже медленнее. И сразу же наткнулась взглядом на темную кучу на полу. Похоже на мужскую фигуру. И она не подавала признаков жизни.
...мать! - выдохнула я. Да как он мог попасть сюда?! Это же невозможно, с какой стороны не посмотри! Даже с точки зрения физики, которой я не знаю! Откуда надо было свалиться, чтобы спланировать на балкон?!
Я решительно распахнула балконную дверь и вышла к незнакомцу. Он лежал неподвижно, времени размышлять не было, и я просто схватила его за ноги и потащила в комнату. Позже разберемся, что к чему. Может, он жив, и ему надо оказать первую помощь. До сих пор не могу поверить, почему мозги мне отказали в тот момент. Как знать, не помоги я ему тогда, может, и со мной бы ничего не произошло…
Тяжелый оказался, сволочь! Я едва не надорвалась, когда затаскивала его в зал и устраивала на ковре. Выпрямилась и с некоторой долей любопытства осмотрела «летуна». Высокий. Стройный. Черные, чуть вьющиеся волосы. Правильные черты лица, довольно привлекательный, правда, очень бледный. Одет в джинсы и темную водолазку. И это в июле!
– Странный тип, - пробормотала я. – Ему бы еще длинный черный плащ…
Но меня в настоящий момент волновало другое: «гость» абсолютно не выглядел живым.
– Ну и дела, как говаривал старина Винни-Пух,- вслух проговорила я. И что мне с ним делать? Вызвать милицию, однозначно. Зря я тело передвинула…
И вдруг…
Незнакомец дернулся, раз, другой. И вот все его тело начало корчиться и выгибаться дугой. Зрелище было то еще, но зато стало ясно, что он не помер.
От неожиданности я вздрогнула, но, тем не менее, осталась стоять на месте, ожидая прекращения припадка. В том, что это припадок, я не сомневалась. Внезапно его лицо исказила гримаса боли, и я с ужасом увидела среди рядов белоснежных зубов выпирающие клыки!
– Мама,- прошептала я. Бледный парень, да еще с такими зубками, - ночью у меня в квартире!
Помогите! - хотела я крикнуть, но просто не смогла. Голос от страха пропал. Зато ноги начали меня слушаться, и я опрометью бросилась к входной двери. Однако координация здорово меня подвела, и я со всего размаху впечаталась лбом в дверной косяк. От сильного удара у меня потемнело в глазах, и в ту же секунду я поняла, что теряю сознание.

***

Голова раскалывалась от сильнейшей боли. Я с трудом открыла глаза и вяло удивилась, увидев перед глазами потолок. «Лежу на диване,- безучастно определила я. Какого черта? Я же читала вроде книгу…»
–Вам лучше? - тишину прорезал вежливый голос.
–Да, спасибо, - автоматически ответила я.
–Что же вы так неосторожно двигаетесь, - продолжил тот же голос, в котором я безошибочно уловила сдерживаемый смех.
Минуточку…разбитое стекло, тело на балконе, вампир! Мгновенно все вспомнив, я резко поднялась и вжалась спиной в самый дальний угол дивана. Подозреваю, вид мой был весьма комичен, поскольку гость, стоявший неподалеку, рассмеялся. Впрочем, как-то не страшно. Может, и не укусит?- в смятении подумала я.
– Вы…э…-я откашлялась и попробовала снова. - Вы ведь…вы ведь не вампир?
Более идиотского вопроса в такой ситуации придумать было нельзя.
– Ну, - он весело улыбнулся, и я испытала вторичное потрясение при виде его устрашающих клыков.- Боюсь, все-таки он самый. Я сожалею, - вновь улыбка, правда, довольно обаятельная, которую и клыки не портили,- что столь дерзко вторгся в Ваши владения. Впрочем, у меня не было выбора.
- Но ведь вампиры не существуют! выкрикнула я с отчаянием. – Это выдумка разных брэмов стокеров и прочих бумагомарателей!
А в голове крутилось только одно «Укусит…как пить дать, укусит!»
– Гм, - явно озадачился незнакомец.- Я однозначно существую.
Вновь улыбка. Потрясающая… Нет, правда, он удивительно привлекательный! А клыки…ну и что, клыки! Не рога же!
– Правда, я могу предположить, что в вашем мире их нет, а вот в моем…вампиры вполне обычное явление.
Милый… да, он ужасно милый! Может, пускай и укусит… с одного раза ведь вампирами не становятся? Я тряхнула головой, отгоняя совершенно неуместные мысли.
Минуточку, что значит, в «вашем»?? Так он не местный?
– Вы из другого мира?! Но как попали ко мне на балкон?? - вероятно, это прозвучало, как «черти тебя принесли!», потому что он слегка нахмурился, но через мгновение вновь улыбнулся.
Ну, очень улыбчивый вампир! Или они все такие? Довольно доброжелательные и красивые…ох, красавчик…я мечтательно вздохнула, но все же сумела взять себя в руки. Да что такое со мной, в самом деле?! Вероятно, как только мы закончим наши великосветские разговоры, он набросится на меня и выпьет всю кровь! Если я после этого тихо скончаюсь, будет еще хорошо, а вот если еще и упырем стану…упырицей, вернее. Жуть какая. Что же делать?? Пока я лихорадочно соображала, какие действия предпринять, попеременно сражаясь с желанием подставить ему свою шею, вампир с интересом меня разглядывал и вроде бы не собирался кидаться.
« Я хочу подарить тебе поцелуй… ты позволишь? Позволь мне, я буду нежен…» - вдруг явственно прозвучало…У меня в голове?? Ведь гость точно молчал! Только загадочно усмехался.
«Хрен тебе!» – совсем уж невежливо подумала я. Но мне неудержимо захотелось, чтобы он это сделал. Я едва сдержалась, чтобы не подойти к нему, и это простое, в общем-то, усилие, стоило мне полжизни. Хороша у него благодарность за то, что я его с балкона вытащила…лежал бы сейчас на солнцепеке, пока еще милиция бы приехала…
- У тебя сильная аура…- вдруг задумчиво произнес вампир и молниеносно оказался рядом со мной на диване.
Я ошарашенно вытаращилась на него: смазанное движение, вот и все, что я успела заметить.
- Да, по-настоящему сильная. Ты сопротивляешься мне больше часа. Это достаточно сложно, если не сказать больше. В вашем мире я впервые с таким сталкиваюсь, да и в моем немногие умеют отмахиваться от вампирских чар.- Он обворожительно улыбнулся.- Не переживай, тебе ничего не грозит. Ты редкая девушка…правда. И мне весьма хочется знать, с чем связана твоя стойкость…
– Я, конечно, очень признательна, но можно ли Вам верить?- пробормотала я. Почти осязаемое чувство его привлекательности куда-то пропало. Нет, он мне нравился по-прежнему, но разного рода глупостей (вроде вампирского поцелуя) делать уже не тянуло.
– Можно, - твердо ответил он.- И давай на «ты». Поверь, если бы я хотел твою кровь, я бы уже ее давно взял. Не в правилах вампира вести длительные диалоги с жертвами. И потом, ты же меня спасла. Вроде бы. Спасибо.
Мне показалось, что при этих словах, по губам вампира скользнула чуть насмешливая улыбка.
–Как тебя зовут?
– Лера. Валерия, – поправилась я.
– Даю слово Алтьемна, что не возьму кровь Валерии! – вдруг выкрикнул он. Мне показалось, или в пространстве что-то негромко прогремело? Странно, но после этого я почему-то резко успокоилась.
– Меня зовут Ригерт. Ты позволишь мне забегать к тебе в гости?- он так очаровательно улыбался, что я кивнула. Впрочем, давления на меня он не оказывал вроде бы…или оказывал? Но я совсем не против была еще раз его увидеть. Уверенность в том, что он не причинит мне вреда, крепла с каждой секундой.
– Отлично. Скоро рассвет, мне надо идти по вполне понятным причинам. Я зайду в следующую пятницу. Ближе к полуночи, - он подмигнул мне и просто растворился в воздухе.
После его исчезновения я около получаса просидела на диване без движения. Осмыслить произошедшее просто не получалось. В конце концов, я решила, что мне все приснилось. И такому выводу немало способствовал внешний вид балкона. Окна были целы. Абсолютно. Я заметила это, как только смогла нормально двигаться. Значит, просто уснула…
С чувством острого сожаления я отправилась досыпать остаток ночи.


Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Вторник, 28 Июля 2009, 22:18 | Сообщение # 4

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



В течение следующей недели я, так или иначе, мыслями возвращалась к своему странному «сну». И очень ждала пятничного вечера. Вернее, ночи. Увидеть странного незнакомца хотелось страстно. Другого слова и не подберешь. И хотя разумом я понимала, что этого не произойдет, но, тем не менее, ждала.
И, разумеется, дождалась.
Я сидела за компьютером, как всегда, впрочем, и читала роман Э.Райс «Интервью c вампиром». Вампирская тематика меня сильно увлекла в последнее время. Впрочем, роман я находила откровенно затянутым и скучным. Фильм в данном случае оказался намного интереснее и динамичнее бумажного оригинала.
На моменте, когда Лестат превращал девочку в вампиршу, в дверь позвонили. Поскольку было только одиннадцать я открыла дверь, не спрашивая, кто там и не глядя в глазок, в полной уверенности, что это соседу Пете, великовозрастному оболтусу, приспичило занять немного денежек на пиво.
У меня на секунду остановилось дыхание, когда перед моим взором предстал Ригерт собственной персоной с розой в руках. Темная одежда только усиливала его мрачное очарование. Он обаятельно улыбнулся и протянул розу: Держите, прелестная леди, это для Вас.
– Спасибо, - слегка растеряно пробормотала я, пропуская его в квартиру. Роза из рук вампира… обалдеть. Так и до ведьминской метлы недалеко. Роза, темно-бордовая, на длинном стебле с шипами, была именно такая, какие я любила. Всякие там чайные и желтые я на дух не выносила. Но откуда он узнал об этом?
– Мне тоже нравятся подобные цветы, - ответил вампир на невысказанный вопрос.- Но тебе подходят именно такие розы. Они соответствуют твоей сути.
– Читаешь мои мысли?
– Читаю. Они все у тебя на лице написаны, - он засмеялся.
Я немного терялась в присутствии этого не-человека. О чем нам с ним разговаривать? Волноваться за свою жизнь я перестала абсолютно, зато начала переживать по поводу того, как я выгляжу (интересно, с чего бы это?).
Мне хотелось спросить у него массу различных вещей: как он стал вампиром, как выглядит его мир, пьет ли он кровь, но прежде, чем я успела обрушить на него шквал вопросов, он ловко перехватил инициативу в разговоре, и в результате мне пришлось почти всю ночь рассказывать о себе, о нашей стране, о Земле в целом. Для чего ему понадобилось столько информации обо мне, я так и не поняла. Но создавалось впечатление, что Ригерт выяснял какие-то факты или обстоятельства. Я поняла это по его взглядам, иногда бросаемым на меня, пристальным и как будто обдумывающим что-то.
У меня окончательно пересохло в горле, и я ушла на кухню налить себе кофе. Гость от предложенного напитка вежливо отказался. Вернувшись в комнату с чашкой, я решительно сказала:
– Хватит обо мне. Расскажи, наконец, о себе, о своем мире! Как он называется, кто там живет, ну, же, Ригерт!
Гость пожал плечами: Меня зовут Ригерт, как я уже сказал. Полное имя слишком длинное, да я тебе его и не открою. Мой мир называется Делэр. И вампиры составляют в нем немалую часть сообщества, между прочим. Основная часть населения, конечно, люди. Присутствуют и другие расы. Деверо, например. Похожи на людей, только уродливее. Остальное в принципе, и такое же, как и здесь. Хотя есть и отличия. Гм, я не могу сказать лучше, я не ученый!
Вампир раздраженно дернул головой.
Государственный строй...феодальный, скорее всего, как вы его называете. Аристократы, купцы и крестьяне. Это мир не техники, но магии.
Я покачала головой, ну надо же, в фэнтези попала. И даже ничему не удивилась – начитанная! Но один вопрос меня интересовал сильнее прочих.
– А как ты стал вампиром? Тебя укусили?
Мой гость рассмеялся, весело и непринужденно: О, я и забыл, какие здесь снимают фильмы! Нет, Лера, я родился вампиром, у меня вся семья состоит из вампиров.
У меня от удивления отвисла челюсть, и с трудом водворив ее на место, я пробормотала:
Родился? Как это? Вампиры же мертвые...Их осиновым колом....
Ригерт хмыкнул:
– Буйная фантазия у ваших режиссеров, как я посмотрю. Да, Лера, мы вампиры. Так нас называют и в моем мире. Но мы, скорее, своеобразный вид людей, немного другая раса, и мы – живые. И как всякое живое, рождаемся. Вполне обычным путем. Моя матушка, например, всем рассказывает, что я был прелестным младенцем.
«Нет, не фэнтези, - подумала я. - Научная фантастика». Однако принять, что вампиры являются разновидностью людей, оказалось легче. Фразу же про младенца-вампира я просто проигнорировала: звучало дико.
Про вампирскую сущность мне, конечно, очень хотелось узнать больше, но Ригерт уходил от прямых ответов. Туман и еще раз туман. О своем падении на мой балкон он вообще отказался говорить, что меня, признаться, весьма расстроило.
– А кровь? Вы употребляете? – спросила я.
– Ну, Лера, это несерьезно. Мы же вампиры, кровь – это наша жизнь. А вот про чеснок, распятие и прочую ерунду можешь забыть. Не нас никак не действуют сии причиндалы.
Мы проболтали до утра и, провожая его до входной двери в предрассветной мгле, я не удержалась и ехидно поинтересовалась, почему он вообще позвонил в дверь, а не материализовался в комнате, умеет же. Гость, посмотрев на меня с жалостью, сообщил, что это просто невежливо, а он вполне культурный и цивилизованный вампир.
Вот так мы и общались уже вторую неделю. Его мир вызывал удивление и восторг одновременно, но также и ужас, поскольку там обитали такие существа, которых я и представить себе не могла. И пока мы мирно беседовали с Ригертом, у меня создавалось впечатление, что он изучал меня каким-то образом.
Однажды ночью, во время нашего обычного разговора с вампиром, со мной приключилось самое натуральное видение: мне вдруг показалось, что я наяву вижу какого-то мужика средних лет с довольно свирепой рожей и желтыми кошачьими глазами. Он смотрел на меня в упор, потом довольно гадко ухмыльнулся, обнажив длиннющие клыки, и…тут я очнулась, оттого, что Ригерт с недоумевающим лицом тряс меня за плечи. На его расспросы о происходящем я внятно не смогла ничего ответить, потому что была не в состоянии описать противную физиономию! Нет, помнила я ее прекрасно. Но описать, хоть убей, не могла! Пришлось соврать, что засыпаю на ходу. С нетерпением дождавшись ухода вампира, я задернула плотные шторы, создавая приятный полумрак. Потом с удовольствием растянулась на разложенном диване, с облегчением закрыла глаза, проваливаясь в темноту и…
… и ветка с силой хлестнула меня по лицу. От неожиданности и жгучей боли я зашипела и тут же злобно выругалась. Что за свинство! Я горожанка и не люблю лес!
Лес?! Откуда лес?? Я изумленно огляделась вокруг – ну, да, лес и есть. Густые заросли кустарника, высоко вверх уходящие кроны огромных деревьев…Туман расстилается…
Вдруг я заметила, что стою в длинной футболке, и больше на мне ничего нет.
«Сплю»- с облегчением догадалась я. Вот только сон уж больно странный: лицо от удара веткой болело вполне реально, а от земли по ногам явственно тянуло холодом.
«Куда меня занесло ночью-то, - думала я, забывая, что это сон,- так и простудиться недолго…»
Я медленно двинулась вперед, аккуратно раздвигая ветки перед собой, свое лицо я берегла. Наверное, я прошла совсем немного, но ощущение абсолютной реальности меня просто поглотило. Нет, я осознавала, что сплю…и в то же время, я шла, шла по холодной земле! Мои ноги ощущали почву, корни деревьев, ночную прохладу. Непонятный звук привлек мое внимание, и я подняла голову в надежде определить его происхождение. Подняла и замерла на месте. Сквозь густую растительность просматривался…замок! Он стоял на каком-то возвышении, мрачный и величественный даже отсюда! Я в легкой степени изумления всматривалась вдаль: почему-то не хотелось отводить взгляд. С некоторым усилием я все-таки оторвалась от зрелища и огляделась по сторонам. Звук повторился. Словно трель какая-то, настойчивая и на редкость противная. И она нарастала. Не в силах больше ее выдерживать, я схватилась за голову…и оказалась в своей постели.
Звонил будильник.
Я потерла глаза, потом схватила источник трезвона и, не глядя, запустила куда-то. Звук удара и рассыпавшихся деталей подсказал мне, что будильнику пришел конец. Полежала еще немного и со вдохом начала вставать. Удивительно, но я абсолютно не выспалась. Более того, чувствовала я себя разбитой, во всем теле ломота, как будто…как будто гуляла ночью босиком по холодной земле.
– Дожились! – проворчала я. То вот вампиры в качестве друзей, то гулянья по ночам. Да нет, ерунда! Очень реалистичный сон.
Я направилась в ванную, включила свет и чуть не заорала от неожиданности: в зеркале вместо ожидаемой помятой и сонной физиономии меня отразился тот самый противный мужик с клыками и желтыми глазами! В шоке я пробыла недолго, так как, открыв глаза во второй раз (я непроизвольно зажмурилась при виде непонятного зрелища), увидела только себя, любимую. Бледную и с некоторым трепетом во взоре.
– Что происходит??- простонала я, ухватившись руками за край раковины. Может, Ригерт на мне опыты ставит? В еду что-то подсыпает? В вино? (Мы частенько пили вино, и вампир тоже!). Дурдом!
Поскольку вампир должен был появиться только ближе к выходным, я решила повременить с вопросами. Хотя у меня и был номер его сотового телефоны (современная нечисть, глядите-ка!), но звонить не хотелось, тем более, я не была уверена, что смогу толком рассказать о проблеме. Да и потом, звучит чертовски подозрительно: странные видения, непонятные сны! Еще решит, что с психом (или психичкой?) связался. А посему я решила немного понаблюдать за развитием событий, прежде, чем бросаться за помощью к … вампиру. Ага, вот именно происхождение моего таинственного друга меня и смущало.
Кое-как успокоив себя, я занялась привычными делами.
Но, странное дело, сон про лес и замок на холме повторялся с удручающим постоянством. До пятницы я терпела его (благо, видения желтоглазого мужика вроде бы прекратились), а в пятницу странности повалили косяком…
Пятничным утром я проснулась разбитая, сон про лес меня уже достал. Полежала в кровати, вставать не хотелось. Кое-как выдернула себя из ленивой неги – надо было принять душ. Настроение было отрешенное и задумчивое. Я присела на край ванной, ожидая, когда она наполнится водой.
В этом последнем сне было что-то…неправильное. Раньше я всегда выходила на одно и то же место: какую-то полянку, залитую лунным светом. С этого места замок просматривался прекрасно. Я точно знала, что идти туда нельзя. Ни при каких обстоятельствах. Ощущала угрозу… а сегодня ночью я впервые прошла дальше этого места – вглубь леса.
– Вот оно!- прошептала я. Я посмотрела на воду и …
…. ветка с силой хлестнула меня по лицу!
–Нет, нет, нет!! Я не сплю! – хотела закричать я, но сил хватило только на шепот. Лес. Темный, зловещий. Туман. Мне холодно, так как я в коротком халатике. Сплю. Бодрствую! Не знаю…
Я схожу с ума. Я в ванной! У себя в квартире! Утром!
Бесполезно. Я делаю шаг вперед. И еще. И еще. Вот и полянка. Я вышла на нее, как и накануне ночью. Вон и замок. Торжественно-мрачный. Высокие шпили. Красивый, но страшный.
–Я туда не пойду, - вслух говорю я сама себе.- Ни в коем случае. Знаем мы эти замки…в фильмах всегда там всякие ужасы таятся…А нам и тут хорошо.
Бормоча всякие глупости, я сделала шаг влево. И тут увидела тропинку. Уводящую неизвестно куда, но явно в противоположную от замка сторону.
И тут до меня донеслось какое-то слабое треньканье…я прислушалась и…
…и чуть не упала в наполненную водой ванную!
Дома! В собственной квартире! Звонили в дверь.


Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Вторник, 28 Июля 2009, 22:25 | Сообщение # 5

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



Это оказалась соседка, которой понадобилось, уезжая на сельхозработы на дачу, оставить мне ключ для детей. Я проводила ее, и устало привалилась к косяку. Происходило что-то непонятное. Я наяву видела сны?! Галлюцинации??
В этот день я «проваливалась» в сон несколько раз. Наконец, я поняла принцип: это происходило каждый раз, когда я бездумно всматривалась куда-то. Мне пришлось пережить несколько неприятных минут, пока я сообразила, как можно избежать таких «провалов». Набирала Ригерта каждые сорок минут, но его телефон не отвечал. До вечера я с трудом дотянула. Почему-то адски хотелось спать. Казалось, что я проспала бы несколько суток…
В районе девяти часов я просто отрубилась. Как – не помню.
Чуть наклонив голову, я избежала привычного удара веткой. Меня вдруг охватила злость. Долго этот сон меня будет преследовать?! А вот посмотрим! В конце концов, это только сон! Всего лишь сон! Переработалась! Ригерт пошаманил! Пойду по этой тропинке! Ничего со мной не случится! Я решительно зашагала по едва видимой тропинке. Чувство самосохранения молчало. Значит, все нормально, успокоила я себя. Надо же как-то избавляться от надоевшего кошмара…а я где-то читала, что лучший способ – это встретиться с ним лицом к лицу.
А чего ж ты в замок-то не пошла? Ехидно спросил голосок внутри меня. Пошел к черту, отмахнулась я. Буду я еще всякие голоса слушать.
Я шла и шла, стараясь лишний раз не смотреть по сторонам. Страшно. Я достаточно углубилась в лес, прежде чем заметила…какое-то пространство, на котором лес отсутствовал. Выход? Но куда? Я осторожно подошла к краю леса и выглянула. Что это там такое…
Деревня?? Я изумилась до такой степени, что машинально шагнула вперед. Да, это была деревня. Приличная такая, домов…ну…много. Математика никогда не была моей сильной стороной. И не побоялись ведь жить в такой непосредственной близости от леса…
Я прошла немного вперед. Оглянулась назад – лес угрожающе чернел на фоне низкого неба. Нее…туда больше ни ногой. Уже на подходе к деревне, я заметила то, чего не видно было издали: покосившиеся домишки, прогнившие и обвалившиеся крыши…лежащую ограду…и полная тишина. Ни людей, ни животных.
Заброшенная деревня. Я ощутила разочарование. Люди оставили ее давно. Это было заметно по сильной степени разрушенности. Я вышла в начало улицы: по обеим сторонам теснились избы. В принципе, достаточно спокойная картинка…ну, запустение, унылость…Но опасности я не ощущала.
Я медленно побрела вперед, внимательно оглядываясь вокруг. Только дойдя до какой-то площадки, видимо, место сбора жителей в прошлом, я услышала слабый шорох. Остановилась. Шорох повторился. Может, крысы? Но я не боюсь грызунов, в отличие от многих представительниц слабого пола. А вот если змеи…это хуже. Еще шорох. И еще. Я снова огляделась, уже с долей паники. Никого. Никого? А это еще что…в развалинах дома мне показалось, что я увидела тень. Слишком быструю и слишком маленькую, чтобы быть ею…
Зачем я сюда приперлась? С отчаянием подумала я.
Снова тень…собака? Другое животное?
…Ребенок?!
Я изумленно всмотрелась в едва заметную тень, которая постепенно приобретала очертания фигуры. Совсем малыш…лет пяти, не больше. Все, что угодно, но ребенок??? Здесь?? Снова шорох. Я стремительно повернула голову в другую сторону. Еще один??? Здесь дети?! От облегчения и одновременно гнева по поводу тех, кто их тут оставил, я едва не вскрикнула. В том, что их бросили, я не сомневалась.
- Малыш… - тихонько позвала я. Тень дернулась.- Иди сюда.…Иди, маленький, я тебя не обижу. И ты тоже, - обратилась я к другой тени.
Тишина.
Удар сердца…другой…
Легкое движение…и вот мальчик лет 5-6 вышел ко мне. Вихрастая голова, грязный, худой, в разорванной бесформенной рубашонке, босиком. Обычный деревенский мальчишка.
- Не бойся, - подойди ближе,- ласково сказала я.
Шорох, и вот другой такой же мальчишка, разве что постарше на пару лет, показался в проеме двери разрушенного дома.
Секунда…
И я окружена толпой разновозрастных малышей. Странные дети, они, молча, обступили меня, и я впервые почувствовала некоторую неуверенность и тревогу. Откуда они здесь? И почему не разговаривают? Боятся меня?
Я протянула руку к хорошенькой девочке лет восьми, и попыталась погладить ее по щеке:
– Как тебя зовут, крошка?
Губы у нее шевельнулись, словно она хотела ответить, но вместо этого резко уклонилась от ласки и покосилась куда-то поверх моей головы. Я медленно обернулась и оцепенела от ужаса: невдалеке от нас в воздухе парила полупрозрачная женская фигура в лохмотьях, бывших когда-то белым платьем. Ее уродливое лицо с оранжевыми глазами исказила злобная гримаса, и она прошипела:
– Возьмите ее, дети! Она ваша!
Приказ был исполнен молниеносно: стайка малышей с кошмарным воем набросилась на меня, и под их напором я полетела на землю, не удержавшись на ногах. Я отчаянно забарахталась, пытаясь подняться, но тут вихрастый мальчишка вцепился в мою руку своими зубками, и в этот момент я успела рассмотреть острейшие клыки и вертикальные, совсем не человеческие зрачки, напавших на меня созданий. Дети? Как бы не так! Монстры!
Я закричала от невыносимого ужаса и боли и...
...и проснулась. В своей постели. Дома. Все еще продолжая кричать. Нечеловеческим усилием воли я заставила себя умолкнуть. Сердце колотилось как ненормальное. Теплое одеяло давило на меня, было очень жарко. Мелькнула и исчезла слабая мысль, что летом нормальные люди под ватными одеялами не спят. Я бездумно уставилась в потолок.
Чувствовала я себя отвратительно. Шевелиться не хотелось, мерзкий кошмар вытянул из меня все силы. Я попыталась осторожно поменять положение, и все тело немедленно пронзила острая боль. Что такое? Я впервые после пробуждения огляделась вокруг, опустила взгляд на кровать, рот мой непроизвольно открылся и исторг полный ужаса вопль.
Одеяло, постельное белье, даже подушки все было в пятнах крови.
Молниеносно я выскользнула из постели, и тут рот мой сам собой захлопнулся. С диким ужасом я смотрела на себя, не в силах поверить увиденному.
Мои руки, ноги, даже живот, были в крови! И повсюду, повсюду виделись отметины от зубов. От острых детских зубов.
Обхватив голову руками, я завыла. В своем невменяемом состоянии я даже не сразу заметила, как в комнате материализовался Ригерт.
Он молча кинулся ко мне.
- Лера! Да Лера же! Что с тобой? - его звучный и громкий голос колокольным звоном отозвался в моей голове.
Я не ответила, глядя на него несчастными глазами, продолжая подвывать, правда, немного тише.
Бросив на меня еще один пристальный взгляд, он вдруг застыл, словно прислушиваясь к чему-то. Потом какой-то танцующей походкой приблизился ко мне.
- Как. Ты. Это получила? – четко и раздельно спросил он, легко дотронувшись до отметины на моем левом запястье, при этом выражение его лица стало напряженным и почти злым.
Я отшатнулась от его прикосновения и резко замолчала. Меня охватила внезапная слабость, в глазах замелькали круги и искорки, и я провалилась куда-то в темноту.
Не знаю, как долго я пробыла без сознания, но пришла в себя не в лучшем самочувствии. Лежала я в постели, на которую предусмотрительно было наброшено чистое покрывало. Мне было невероятно плохо, боль дергала мое измученное тело при любом, даже малейшем движении, голова раскалывалась, накатывала тошнота. Я чуть скосила глаза в сторону и сразу же увидела вампира. Он стоял напротив кровати, сложив руки на груди, и в упор смотрел на меня своими черными, как ночь, глазами.
– Что...,- прохрипела я с трудом. - Что ...со... мной, – каждое слово, каждый произнесенный звук, давался с трудом, боль обжигала горло.
– Что с тобой? – переспросил мой гость с непонятной интонацией.–Ты умираешь.
Ригерт внимательно посмотрел на лежащую перед ним девушку, невероятно бледную, исхудавшую, с искаженным мучением лицом. Он сразу понял, что она умирает. Когда он ворвался, по-другому и не скажешь, в ее квартиру, то сразу ощутил нечто странное/знакомое в атмосфере. А потом заметил ненормальности и в Валерии.
Ее аура, душа, внутренняя суть, назови как угодно, была не просто разорвана на клочья, она была растерзана. Энергия выходила из нее очень быстро, и жизнь неумолимо покидала свое обиталище.
И это было неправильно. Подобные раны невозможно получить здесь. В этом мире. С Валерией явно что-то не так. Он сразу заметил. С первых минут своего появления на балконе, еще будучи без сознания, он начал опутывать ее разум своей сетью. Вампирской. Сексуальной. Сначала неосознанно, ведь в том состоянии контролировать себя невозможно, потом целенаправленно. Но она не просто отмахнулась от нее, она ее не заметила! Что тоже невероятно, ведь в этом мире нет магии! Ну, такой, как у него, - практически нет. И, соответственно, не может быть и иммунитета от нее.
Мысли Ригерта вернулись к Валерии. То, что ее ранили магией, не вызывало сомнений. Сильной. Темной. Злобной.

Девушка вздохнула и пришла в себя. На ее вопрос он ответил максимально честно.
– Что с тобой? – спросил вампир. - Ты умираешь.
Странно, но я даже не удивилась. Лежала и пыталась осмыслить информацию. Встать я даже не пыталась. Но почему?! Что со мной происходит?! Я молода, красива, и тут вот это все...из-за приснившегося кошмара? Из-за сна?! Я непроизвольно вздрогнула, и тело тут же отозвалось острой болью.


Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Пятница, 07 Августа 2009, 11:43 | Сообщение # 6

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



Ригерт сел на противоположную сторону кровати.
– Лера, кто тебя так искусал? – спросил он тихо.
– Мне...Мне снился сон, - прошептала я едва слышно. – вот уже неделю... странный... Лес...полянка...лунный свет...замок на холме...шпили... А вчера... деревня...
Когда я упомянула про деревню и ее монстров, которые набросились на меня, то опять ощутила, как острые зубы впиваются в мое тело, причиняя жгучую боль.
– А потом появилось это...женщина...страшная....она парила в воздухе...смеялась и приказывала этим...уродцам ...,- я не смогла продолжать.
С минуту Ригерт молчал. Потом вскочил на ноги и выпалил:
– Этого не может быть!!! Лера, ты понимаешь?! Этого не может быть! Ты... Ты провалилась в мой мир! В мой, понимаешь?! И, более того, попала в Проклятую деревню! Которая не существует уже лет сто! А женщина... это сумасшедшая демонесса Мирдох. И ее «дети». Ее даже у нас почти забыли...
– Безусловно, - прошептал он, словно забыв про меня, - это Мирдох. Но как?? Как?? Получить смертельные раны в обычном сне...чтобы человек из одного мира во сне попал...в другой мир...и в другое время... я о таком не слышал...
Он замер на мгновение. Потом обошел кровать и присел возле меня на корточки. Его нездешнее лицо с горящими черными глазами оказалось прямо напротив моего лица. Ригерт вгляделся в меня и произнес:
– Странно, что это объяснение мне пришло в голову в последнюю очередь. Лера, есть только одни люди, - он выделил голосом это слово, - способные к таким «путешествиям». И к таким... необычным проявлениям полученных ран. Это мы сами. Вампирская аристократия.
Повисла тишина.
Я настолько обалдела от боли и всех этих событий, что даже не знала, как реагировать на такие заявления.
– Понимаешь, что это значит? – спросил Ригерт. – А, впрочем, о чем я! – тут же поправил он себя с досадой – Если я и сам не вполне понимаю, что это значит...
– В тебе должна присутствовать толика вампирской крови...- продолжил он рассуждения, – иначе ты бы не смогла попасть к... нам. Да еще через сон. Вернуться обратно, умудриться тоже надо. Это непросто даже для меня, а уж для тебя... Более того, выжить после встречи с Мирдох... Толика... Да, именно. Очень малая часть нашей крови, судя по всему. Так как ты не вампир. И не полукровка. Я бы понял, почувствовал. И каким же образом...
Тут он бросил фразу, которую я вообще не поняла: Но твоя Сущность отчаянно борется...
– Ри... герт, - если бы могла, я бы засмеялась. – Какой из меня вампир? Бред. Не существует вампиров... и другой нечисти тоже... выдумки...фантастов...Правда...ты сам...но ты из другого мира..., - я закрыла глаза, смотреть было больно.
– Ты прелестна в своем неверии, дорогая. Но в вашем мире тоже есть вампиры, правда, их таковыми по нашим меркам с большой натяжкой можно назвать. Так... мелочь. А вот в тебе чья-то сильная кровь кипит... я ее слышу временами. И примчался я сюда исключительно на ее зов о помощи. Итак, местных вампиров мы даже рассматривать не будем. Скорее всего, ты – порождение кого-то из наших. Как это ни смешно. Нашей аристократии от вампиров. Не порождение, слово неверное, ты – потомок, Дремлющая. Поколение... третье-четвертое. Скорее, даже четвертое.
– Ты несешь чушь...
– Отнюдь. Если уж я попал сюда, то что мешало какому-то хитрож... хитрому вампиру точно так же переместиться к вам лет эдак...сто-двести назад? Есть способы перемещения... впрочем, тебе это знать необязательно. А уж завести себе потомство... Кстати, это наводит на размышления.
Он помолчал, обдумывая что-то.
–Послушай, - Ригерт легко коснулся моего лба. Я вздрогнула, ощущение было такое, как - будто раскаленным железом прикоснулся.
– Лера, у меня есть возможность спасти тебе жизнь. Правда, это сложно, гарантировать успеха не могу и... если что, прежней ты не будешь.
– Ты меня вампиром сделаешь? - попробовала пошутить я, насколько вообще было возможно шутить в моем положении.
Он кивнул с серьезным выражением лица.
Технически это не совсем верно. В тебе и так дремлет кровь вампира, веришь ты или нет, и я вполне могу ее разбудить. Попытаться разбудить. Ритуал требует определенных условий... человек должен находиться на грани жизни и смерти, у тебя как раз нужное состояние. Через полчаса будет поздно.
Соглашайся, малышка, - прошептал он возле самого моего уха.
Как можно сопротивляться такому настойчивому парню?
– Надеюсь, я не буду похожа на одну из невест Дракулы? Уж больно уродливые...
– Это еще кто? Но вообще, я не знаю, на кого ты будешь похожа… Не удивляйся. Сейчас нет времени объяснять, но у нас есть несколько родов, кланов, назови, как хочешь. Мы отличаемся как внешним видом, так …э…другими умениями. И некоторые из нас весьма непривлекательно выглядят после Пробуждения. Твою принадлежность я не могу определить, что тоже странно. Хотя... столько поколений назад... Будем надеяться, что ты не Мгрейве. Иначе возникнут проблемы.
Он вышел из комнаты, и я закрыла усталые глаза. Сквозь ватное забытье до меня доносились звуки льющейся воды, крадущиеся шаги, невнятное бормотанье…
– Лера, - позвал Ригерт негромко спустя некоторое время. - Еще одно. Через пару мгновений или если все пройдет удачно, ты встретишься со своей Сутью... не спрашивай пока ни о чем, так вот....запомни, что она тебе скажет и как будет выглядеть. Это важно. И будь осторожна.
Я промычала нечто, что вполне сошло бы за согласие.
Вампир положил мне на лоб свою руку, жар от которой едва не опалил мне кожу.
Вскоре я услышала неразборчивые слова: словно стихи на непонятном языке, красивые, напевные, они падали в тишину комнаты, как камни. Вампир явно читал какое-то заклинание, как я поняла своим угасающим сознанием. В руке у него тусклым золотом блеснуло лезвие кинжала. Он настолько быстро полоснул им по моему запястью, что я не успела отреагировать.
Потом он взял мою тонкую руку и поднес к своим губам. Мгновение – и боль от впившихся в порез клыков наконец-то швырнула меня в спасительную темноту...
Факелы... Это факелы? Смутно удивилась я. Ни разу не видела настоящих факелов. Но это точно были средневековые осветительные приборы. Куда же это я попала на сей раз? Я находилась в длинном коридоре, который хотя и освещался факелами, закрепленными по обеим стенам, оставался, тем не менее, мрачным и полутемным. Факелы еще и чадили нещадно.
Постояв так немного, и не придумав ничего умного, я сделала шаг вперед. Тут я заметила, что стою в домашнем халате и тапочках. А в руках держу... я изумленно уставилась на предмет в своих руках. Чашка. С водой. Смутное воспоминание забрезжило в голове, но пропало, стоило мне увидеть впереди дверь. Странно, минуту назад я ее не видела. Я осторожно подошла ближе к ней, потом решительно отворила ее и вошла внутрь.
Это оказалась небольшая и очень уютная спальня в старинном стиле. Огромное, до пола, полукруглое окно было занавешено темно-бордовыми шторами. Слева располагалась самая огромная из всех виденных мною кроватей под балдахином. Кровать? Да это царское ложе! Справа, ближе к окну и напротив кровати, стоял камин, в котором успокаивающе потрескивал огонь. Мне вдруг стало так спокойно и комфортно, что я позабыла об осторожности.
– Здравствуй, моя дорогая, - прозвучал женский голос, больше похожий на мурлыканье кошки.
Секунда – и из полумрака появилась сама обладательница чарующего тембра. Моментально забыв обо всем, я в полном изумлении уставилась на нее, причем не поручусь, что челюсть моя не отвисла в тот момент до пола.
Тонкая, изящная фигура (вот если скину пару килограммов, и у меня такая будет, ревниво выдал внутренний голос), облаченная в шелковое тяжелое платье изумрудного цвета, грива (фу! что за штампы, продолжил брюзгливо тот же внутренний голос) великолепных волос цвета расплавленного золота, изысканные черты лица...
Минуточку. Я внимательнее присмотрелась к лицу незнакомки. Оно удивительно напоминало мое собственное. Если бы не эти чуть удлиненные к вискам глаза... и чуть более высокие скулы, чем мои... и чуть пухлые губы, чем...
– Дурочка, - рассмеялась красавица, видя мое непонимание и тщетные усилия найти хоть одну стоящую мысль в голове. – Я – это ты. И в то же время... не совсем. Меня зовут Маргита.
В ее голосе мне послышалась издевка.
Ее лицо вдруг неуловимо изменилось, теперь оно стало хищным:
–И имей в виду, красотка, я больше не намерена здесь оставаться, я хочу на свободу!
Ее глаза, медовые, прекрасные, в упор взглянули на меня. Я в панике поняла, что не могу смотреть больше никуда, кроме как в них. Они заполняли собой все вокруг, чудесные, кошачьи глаза...
Чашка в руках вызывала раздражение, чтобы избавиться как-то от нее, я огромным усилием воли перевела взгляд и случайно посмотрела на воду. Больше она меня не отпустила.
– Отдай мне чашку, - прозвучал усталый голос из темноты. Ригерт!
Я вскрикнула и выронила какой-то предмет из рук. Это действительно была чашка с моей кухни, больше похожая на пиалу, из которой восточные люди пьют чай.
Я была дома. Все еще лежала в постели, но как же мне было хорошо! Терзающая меня боль исчезла в небытие. Руки и ноги снова слушались меня, голова была ясной, и от всего этого постепенно накатывала легкая эйфория.
– А ...гхм, - я закашлялась и попробовала снова – а зачем ты мне впихнул чашку в руки, Ригерт?
Мой голос показался мне каким-то непривычным, наверное, за время «болезни» я от него отвыкла. Вампир тоже посмотрел на меня с легким интересом. Он сидел в кресле и выглядел несколько измотанным.
– Внутренняя Суть, особенно у вампиров, очень коварная штука, если можно так выразиться. Ее можно как вызвать, так и избавиться, посредством отражающих предметов. Вода в данном случае самый лучший вариант. Да и не тащить же твое бездыханное тело к зеркалу.
Я осторожно приподнялась на кровати, но не почувствовав знакомой боли, уверенно села. Слегка закружилась голова, но это от пережитых потрясений, подумала я.
– Послушай...- я снова вздрогнула, с голосом определенно что-то было не так. – Все прошло... хорошо? Как... я выгляжу?
Ригерт рассмеялся.
– На монстра не похожа, если ты об этом, - все еще смеясь, ответил он. – Я даже слегка разочаровался... Особенных изменений я не вижу, так, кое-какие... Вроде голоса. И клыки совсем малюсенькие.
При этих словах я взвилась и молниеносно оказалась у зеркала. По-моему, одним прыжком.
Ригерт опасливо покосился на меня.
Зеркало отразило такую привычную, такую родную физиономию. Мою. Вне всяких сомнений, это я! Такая, какой себя помню. Я придирчиво всмотрелась в изображение. Потом медленно растянула губы в улыбке, но получилась гримаса. И сразу увидела их. Клыки. Белоснежные, острые. Не особенно длинные и не особенно заметные. Но клыки! Потрогала их языком. Ощущение неожиданно мне понравилось. И вообще…эти новые зубки отнюдь не портили меня, наоборот, придавали какую-то хищную сексуальность.
Погодите-ка! Что с волосами?!
Перед всеми этими событиями я впервые в жизни перекрасилась в блондинку. Светлый оттенок получился замечательным, парни сворачивали головы мне вслед… Но он ни в какое сравнение не идет с тем цветом, что я вижу сейчас!!! Цветом расплавленного золота! Шикарные, густые волосы. И прилично отросшие. Мда. Первый сюрприз. Вернее, второй, после зубов.
Ригерт с интересом наблюдал за моим кривляньем перед зеркалом. Я повернулась к нему, но потом резко остановилась и вновь посмотрела в зеркало. На себя. В зеркало.
Вот и третий сюрприз!
– Ригерт, я все понимаю, у меня и хвост мог вырасти. Но как, скажи мне, я стала стройнее?! У меня же фигура полностью изменилась! Причем, где! Это невозможно, у меня что, кости перебежали с одного места на другое?! – с необычной для меня яростью осведомилась я у безмятежного вампира.
– А что, тебе не нравится? Вечно вам, девкам, не угодишь. Смотри, талия тоньше, бедра уже, да и грудь…Молчу, молчу, - он действительно замолчал, но улыбка так и просилась на его лицо.
– Как ее зовут? – вдруг без всякого перехода резко спросил он.
Я сделала пару шагов к нему, но не дошла и села прямо на пол, по-турецки скрестив ноги.
– Кого?- спросила я, уже понимая, о чем он. И одновременно осознавая, что теперь похожа на нее, как сестра-близнец. За некоторым исключением.
– Она сказала – Маргита. Или… Маргит? Как-то так, в общем.
Ригерт усмехнулся:
– Красивое имя… И редкое. Простолюдинов так не называют… Интересно.
– Но кто она? Похожа была на меня, просто мое отражение.
– Да? Ну, по-другому и быть не могло, ты же Дремлющая…
– Ригерт! Будь добр, объясни, наконец, что это значит! Кто такие Дремлющие, и что за девушка мне привиделась в обмороке??
Вампир устроился удобнее, и хотя вид у него был утомленный донельзя, пустился в объяснения:


Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Пятница, 07 Августа 2009, 12:11 | Сообщение # 7

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



– Ну, слушай... Я уже говорил, что в моем мире вампиры являются частью общества. И причем не самой малочисленной частью. Мы состоим из семей, кланов, родов, кому какое название нравится. Наиболее влиятельных и многочисленных четыре. Это Шаэда, Каваджи, Мгрейве и Котха. И есть еще живущие вне кланов. Вампиры разных кланов редко связывают жизни друг с другом. Нет, романтические отношения бывают, но женятся только на своих. Причина сугубо практическая: партнеры из разных родов не способны на потомство. Так, к чему я…а, Дремлющие.
Нам не чужды чувства, потому иногда случаются союзы человека и вампира. Что удивительно, но люди способны к воспроизводству потомства от вампиров. Уж не знаю, с чем это связано. В таких случаях рождаются полукровки. Или Шугану, как у нас их называют. До поры до времени они вполне обычные люди, но со спящей или дремлющей вампирской частью. В момент совершеннолетия они должны выбрать: остаться ли человеком или же… превратиться в вампира. У полукровки, который остался человеком и связал судьбу с человеком, тоже бывают дети, дело житейское. Это и есть Дремлющие. Вампирской крови в них уже очень мало. И разбудить ее крайне тяжело. Редко кто решается проводить ритуал, так как велик процент летальных исходов.
Настоящие, истинные вампиры происходят только из аристократии. И они весьма…болезненно относятся к вампирам из Дремлющих, к Разбуженным, как их называют еще. Это несколько презрительное наименование. Правда, в моей семье на это никогда внимания не обращали.
– А девушка? Маргита?
– Я веду к этому. Понимаешь, у каждого вампира, да и не только у него, есть то, что мы называем Темной Сутью или Сущностью. Она рождается с нами. Она в нас всегда. Когда мы становимся вампирами в прямом смысле этого слова (у истинных лет 12-14), наша темная суть вступает в контакт. Иногда внешне она слегка напоминает своего хозяина, иногда они идентичны. Но в последнем случае это не очень хорошо.
– Но почему?
–Лера, мы не белые и пушистые зайчики. Мы – существа, пьющие кровь, чтобы жить. Мы по определению не можем быть хорошими. А Темная суть…ты в название вслушайся – Темная! Это наша темная часть, наше второе я, если хочешь, все то злобное и мрачное, что есть. И самое основное, чему учат маленьких вампирят – усмирять ее и не позволять влиять на тебя. И вырываться на свободу. Такие случаи встречались: вампир просто растворялся в своей Темной сути. Заканчивалось это всегда печально. Поэтому, чем меньше Суть похожа на носителя, тем меньше она сможет на него отрицательно влиять. А вообще, я не силен во внутреннем устройстве вампиров. Надо у знающих поинтересоваться.
– Ни фига себе, подарочек! – я внимательно слушала Ригерта, но никак не могла соотнести его рассказ с собой и своей ситуацией. Хотя Маргита показалась мне весьма опасной и агрессивной особой.
– Да, нас просвещают…всех. Даже Дремлющих. Стараются, по крайней мере. Мало ли. Но с тобой ситуация иная. Ты до сегодняшнего дня и не знала о своей принадлежности к нашей братии. Управляться со своей темной Сущностью ты не умеешь… Наделал я дел, Лера, вообще-то,- прервал он сам себя. – Не подумал. Это может оказаться хуже, чем то, что тебя ожидало…Мда. Будем надеяться, что это нас не приведет к катастрофе. Хуже всего то, что я так и не знаю, к кому ты восходишь. Не Мгрейве, точно. Они все…достаточно омерзительны во время превращения.
Ригерт улыбнулся каким-то своим воспоминаниям.
– Кстати, насчет преобразования. Я почти не изменилась. Так и останусь? Не хотелось бы как-нибудь ночью проснуться на стене в виде большой летучей мыши.
– Не волнуйся. Основная трансформация происходит в конце ритуала. Судя по тому, некоторым признакам и тому, что ты мало изменилась, ты ближе к Котха или Шаэда. Не Каваджи, так как они меняются специфически...Должна быть ближе, но вообще...Я что-то не помню, чтобы ритуал подчеркивал красоту. Наоборот, - это да, постоянно. Все-таки структура полностью меняется.
А ты как-то, я бы сказал, неправильно трансформировалась. Не характерно для Дремлющих. И для чего? Я понимаю, стальные когти или дополнительные клыки, перепончатые крылья – Каваджи не могут без этого, они боевые вампиры. Но улучшения во внешности? Если только Шаэда, они магии и в большинстве своем обладают ярким, притягательным обликом. Но все равно, не понимаю... – он задумчиво рассуждал, больше сам с собой, нежели обращаясь ко мне. А я медленно свирепела.
– То есть, я все-таки могла стать уродиной?! С хвостом и кожаными крыльями? С Зубами в три ряда и клыками, выдающимися вперед на полметра? – все-таки прошипела я, не в силах выслушивать перечисление физиологических изменений вампиров в процессе превращения.
– Конечно, могла. И не только это. - Ригерт энергичным кивком еще раз подтвердил сказанное.
– И ты меня не предупредил?? – От злости у меня прямо-таки потемнело в глазах. Захотелось что-то сломать или разбить, или...я хищно взглянула на моего «заклинателя». Разорвать. Растерзать в клочья. Убить.
Убить Ригерта.
Желание убить было настолько велико, что я с трудом удержалась, чтобы не наброситься на него в ту же минуту. Что происходит, недоумевала какая-то часть меня: я никогда не была кровожадной. Да и без моего вампира мне не обойтись. В теперешнем состоянии – тем более.
Но вцепиться в него хотелось невероятно. До дрожи в теле. Я сжала кулаки, не обращая внимания на боль от впившихся в ладони ногтей. Еще чуть-чуть и я не смогу контролировать готовое к нападению тело.
Вероятно, гость из иного мира что-то почувствовал. Он внимательно посмотрел в мою сторону и как-то подобрался весь. Как перед схваткой. Глаза потемнели, руки он выставил перед собой – в готовности моментально пустить их в ход.
Я отстранненно и одновременно привычно фиксировала эти моменты.
– Маргита,- свистящим шепотом произнес Ригерт, - тебе надо успокоиться и отдохнуть. Успокойся. Все хорошо.
Смысла его слов я не уловила, но напряжение начало медленно покидать меня. Спустя несколько долгих минут я полностью расслабилась.
– Послушай, а мне можно кофе? - вдруг вырвалось у меня. Голос был хриплым, с незнакомыми нотками.
– Можно. Вообще тебе поесть надо, но это подождет. В любом случае нам надо торопиться. Ритуал еще не совсем завершен, а я смотрю, ты не стабильна.
– А мне можно есть? Я думала, что...
– Что вампиры пьют только кровь? Нет, мы – нет. Мгрейве, вот они да...Им нужно много крови, но они отличаются от остальных, я тебе потом расскажу. Так, приляг, ты можешь потерять сознание, так как слишком ослабела после нападения «детей» Мирдох.
Я с помощью Ригерта добрела до постели и с некоторым облегчением устроилась на ней.
Взрыв собственных эмоций меня утомил. Несвойственных мне эмоций, надо признать. Ведь я девушка спокойная и рассудительная. Была.
– Ригерт! – крикнула я, вновь усаживаясь, - как ты меня назвал?
– Зачем ты села? – недовольно проворчал «мой» вампир, появляясь на пороге комнате с чашкой кофе. Бодрый и дразнящий аромат разлился в пространстве.
– Послушай, ты назвал меня недавно Маргитой! Я только что это поняла.
Я взяла чашку, предложенную Ригертом. Он ушел за второй, потом вернулся, сел в кресло и только тут соизволил ответить:
– Вот видишь. Ты даже не заметила, как твоя Сущность попыталась выбраться на волю. Это, безусловно, была Маргита. Будь я менее опытным, ты, несомненно, совершила бы нападение не меня. Могла и преуспеть.
Я с ужасом посмотрела на безмятежного вампира. Он неторопливо пил кофе, искоса посматривая на меня.
– И ты так спокойно об этом говоришь?! Бог мой, во что я вляпалась, - простонала я, почти на грани истерики. Но он был не во всем прав. Мне хотелось убить, и это было мое желание. Я не чувствовала чужого влияния.
– Ригерт, ты ошибаешься...Да и зачем мне тебя убивать?! Ведь это же глупо...
– На самом деле немотивированные всплески ярости и агрессии у Разбуженных встречаются достаточно часто. Особенно в начале. Просто сущность ищет выхода. Я забыл тебя предупредить, успокойся. Я был готов к этому. Правда, не был готов, что у тебя так тонко и практически незаметно это проявится. И это снова подводит нас к тому, что я понятия не имею, к кому ты восходишь! Похожа на Каваджи, они воины, как я уже говорил. Но нет внешних проявлений, характерных для них. Алтьемн побери, не понимаю!
– Но я не почувствовала ее влияния. Совершенно. Это я, понимаешь, сама я вдруг разъярилась, - проговорила я тихо, возвращаясь к Маргите.
– Да пойми же ты, Лера, темная суть – это только часть тебя, сама ты! У тебя нет раздвоения личности, и никакой дух в тебя не вселялся! Поэтому и внешнего влияния не может быть. Уж скорее, чувства исходили изнутри...
– А эта агрессия...Она всегда будет со мной?
– Она утихнет ненадолго после завершения ритуала. Но вообще, немотивированная агрессия и злость сопутствуют молодому вампиру постоянно, когда он голоден и хочет крови. Со временем пройдет, правда, придется учиться контролировать свои эмоции.
Я поежилась, мне вдруг стало холодно при упоминании о крови. Я как-то не представляла себе процесса ее принятия, более того, мне и не хотелось пробовать ее на вкус!
Неправильный я какой-то вампир.
– Ригерт, а как... Ну, то есть, каким образом... Мне действительно необходима кровь? - я с отчаянием посмотрела на невозмутимого собеседника.
– От судьбы не уйдешь. Кровь – наша жизнь, повторяю еще раз. Через несколько лет ты будешь способна достаточно длительное время обходиться без крови. Но не теперь. Я видел несколько раз Дремлющих, которые отказывались пить кровь для окончания ритуала, да и молодых вампиров, не получивших ее вовремя. Это отвратительное и неприятное зрелище, поверь мне. Чувствуешь дрожь? Нет, это не озноб. Ломка.
– Как у наркомана?!
– Хуже. Намного хуже. Я не советую тебе ощутить ее «прелесть» на практике - жестко произнес гость. Теперь он не выглядел безопасным и спокойным, его лицо приобрело холодное, бесстрастное выражение. Я поежилась, поняв вдруг, что передо мной сидит опытный убийца.
Мне неожиданно понравилось его преображение: опасность всегда возбуждает.
Черт! Да о чем я думаю, в такой момент??
– А вампиры все морально убогие по части простых человеческих переживаний? – с иронией осведомилась я, приходя в себя.
– Мы вообще не имеем человеческих переживаний, - мягко заметил он, - мы же не люди. Мы – вампиры. Запомни, моя дорогая.
Я кивнула, взгляд мой случайно упал на окно, и я испуганно отшатнулась в темный угол:
– Ригерт, рассвет!
Действительно, хотя мне и показалось, что эта ночь длилась вечность, но за окном наступало утро.
Вампир недовольно скривился: Ты забудешь когда-нибудь свои сказки? Я же говорил, что кресты, чеснок и прочая ерунда, включая солнечный свет, на нас не действуют!
– Но... ты же уходил на рассвете всегда! – растерянно сказала я.
– А тому совсем другая причина, нежели ты думаешь, - рассмеялся мой гость. – Ложись и отдохни. Выспись. Тебе нужно восстановиться, иначе ты можешь впасть в летаргическое состояние. И не раскрывай так широко свои прекрасные глаза, это бывает у Разбуженных, у которых не завершен полностью ритуал, и которые потеряли много сил.
Вечером я зайду, и мы завершим начатое.
Он подвел меня к кровати, провел рукой по пышным волосам, и тут же растворился в пространстве.
– Культура и воспитанность у этого наглеца падают на глазах, - прокомментировала я его уход, вспоминая, что до этого он пользовался все-таки преимущественно дверью.
Прежде, чем лечь, я решила провести один эксперимент. Вышла в кухню, и встала в квадратик солнечного света, падающего из окна. Минут пять ничего не происходило, потом я почувствовала легкое покалывание, перерастающее в сильный зуд, кожа болезненно покраснела. Я срочно ретировалась в коридор.
Тааак... на пляж мне больше не ходить. Но Ригерт наврал, получается?
Вернулась в комнату, перестелила постельное белье на кровати и с облегчением улеглась. Сны мне больше не грозили.


Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Пятница, 07 Августа 2009, 12:17 | Сообщение # 8

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



...Госпожа! Госпожа! – производя жуткий шум, в опочивальню вбежала запыхавшаяся служанка.
Я моментально проснулась и, чуть прикрыв глаза, сквозь длинные ресницы рассматривала нарушительницу моего покоя.
Деревенская дурочка. Впрочем, миловидная и сложена неплохо.
– В чем дело?
Мой голос прозвучал хрипло со сна, но оттого не менее сексуально. Опасный голос.
Девушка вздрогнула, и я на секунду ощутила охватившее ее смятение.
– Госпожа, боевая тревога! На нас совершено нападение. Ваш кузен просил Вас спуститься.
Я томно потянулась, затем лениво забросила руки за голову. Одеяло сползло вниз, открывая великолепную грудь (спала я всегда обнаженной). Девушка стыдливо повернула голову в другую сторону.
Меня это позабавило, но я промолчала. Что ж, нападение – это хорошо! Боевые вылазки я всегда любила.
Я вздохнула, нехотя села в кровати, затем отбросила одеяло и медленно встала во весь рост. Потянулась, на сей раз уже демонстративно. Девчонка по-прежнему не смотрела в мою сторону, но на ее лице я разглядела предательский румянец. Как мило. Я неторопливо прошествовала мимо нее, давая ей возможность лучше рассмотреть мое тело. Которое, как я знала, волновало не только мужчин.
Спиной я ощутила жаркий взгляд служанки, который постепенно переместился ниже. Я усмехнулась, посмотрела в зеркало, висящее прямо передо мной, над небольшим изящным столиком, поправила прядь тяжелых волос.
И вдруг резко произнесла:
-Подай платье!
Мой неожиданный приказ ее расшевелил: она молниеносно метнулась к комоду и безошибочно нашла требуемое.
Платье, которое она мне протянула на вытянутых руках, подходило идеально. Переливающийся оттенок золотого, зеленого и коричневого, призван был подчеркнуть уникальный цвет моих глаз и волос.
Кто-то хорошо проинструктировал маленькую дрянь! И я догадывалась, кто.
Я быстро влезла в платье, повернулась к служанке спиной, чтобы она застегнула на шее витую застежку с драгоценным камнем. Белья я не надела. Перебьются! – скривила я губы.
Я резко развернулась, так, что моя прислужница даже не успела отреагировать. Только испуганно сжалась.
Я почувствовала внутри знакомую ярость. Ну, конечно, мой любимый кузен знал...
Я дотронулась рукой до щеки девушки, ощутив под пальцами бархатную кожу, погладила ее.
– Ты недавно здесь? Я тебя не помню, - мне нравилось смущение девчонки, кроме того, внутренний контроль начал меня оставлять.
– Госпожа видела меня, - прошептала служаночка, - я постоянно прислуживаю леди Эрлайн и ее сестре.
Ах, да! Эти две Шаэда пытались как-то воздействовать на меня. Надо ли говорить, что их попытка не удалась. Тогда. А вот сейчас они решили попробовать нечто иное. Любопытно... Кузену-то на что благодарность двух из рода Шаэда? Впрочем, в интригах сгодится все.
Я отошла от девушки и приказала ей уходить. По-моему, она просто сбежала. Что ж, это было разумно. Ведь она не выбралась бы живой из моей опочивальни. Не успела я обуться и убрать волосы в незатейливую прическу, как в дверном проеме возник мужской силуэт.
Ах, как нехорошо! Без стука, к девушке! Я покачала головой. И это тоже было знаком неуважения к неудобной гостье. Но мой кузен никогда и не скрывал, что относится ко мне с пренебрежением.
Я присела на край резного стульчика, благочинно сложила руки и сделала приятное выражение лица. Ярость и гнев внутри меня уже полыхали ярким пламенем.
Кузен вошел в комнату, и, не поздоровавшись, проговорил:
– Как ты знаешь, на нас совершено нападение. Я бы предпочел не видеть тебя среди своих бойцов, но сейчас нам требуется любая помощь.
– Кто посмел нарушить уединение моих родственников? – промурлыкала я. И с удовольствием увидела, как кузен напрягся, услышав мой голос.
– Мгрейве. Вернее, их ублюдки. Сами бы они не рискнули. Можешь действовать, как хочешь. Полную свободу действий тебе даю. Только одно предупреждение: не смей нападать на мою семью, Маргита!

Я проснулась в прекрасном настроении, когда за окном начало темнеть. Ничего себе, проспала целый день! Раньше со мною такого не случалось. Я надела джинсы и футболку и быстро прибралась в квартире, каждый раз бросая заинтересованные взгляды в большое зеркало, мимо которого приходилось постоянно бегать. Я не только выглядела несколько по-другому, но и ощущала себя довольно странно. Во мне...как будто чего-то не хватало. Кроме того, я ощущала сильное беспокойство и хотела есть. Но при попытке поужинать меня ожидал неприятный сюрприз: от съеденного кусочка хлеба едва не вывернуло наизнанку. Тошнота прошла, только когда я прилегла на диван, чтобы утихомирить беснующийся желудок. А чувство голода тем временем стремительно нарастало, грозя захлестнуть меня с головой. Положение спас Ригерт.
– Привет, Лерка, - весело поздоровался он, пока я возилась с замком, закрывая дверь. Я поморщилась, в ушах грохотал гром, голова раскалывалась, мутило ужасно и в дополнение к сумасшедшему коктейлю, страшно хотелось что-нибудь сожрать!
– Слушай, давай отложим наши планы на завтра, я себя неважно чувствую. Наверное, заболеваю, - вяло пробормотала я, обессилено приваливаясь к стене, которая приятно холодила спину и затылок.
– Ну, да, ну, да, - согласно закивал мой вампир, и внезапно взяв меня за подбородок, повертел голову туда-сюда, словно впервые меня видя. Сил как-то отреагировать на подобное не было, и я промолчала. – Ничего отменять мы не будем, - объявил он, обнаружив нечто неизвестное в моем облике, что его, видимо, удовлетворило. – Ты вполне здорова, насколько может быть здоров юный вампир! Надевай пиджак, нам пора завершить ритуал!
Ночной воздух немного привел меня в чувство, и пока мы прогуливались, Ригерт разъяснял мне последовательность действий. К этому моменту, ирреальность и дикость его инструкций меня напрочь перестала волновать.
– Послушай меня, Лера. Сейчас ты выберешь себе из прохожих...цель. Только не торопись, медленно и спокойно. Ты должна найти своего, только своего человека. Услышь его дыхание, биение сердца, почувствуй запах ... Нашла? Кто? Вон тот парень? Да-а...Он отлично подойдет, ты умница! Тихонько подойди к нему, прячась в тени...Запомни, ночь – наша союзница, она тебе всегда поможет. Куда кусать ты помнишь? Молодец...А теперь иди!
Я вздрогнула и обернулась. Шепот вампира, казалось, обволакивал меня, но его самого рядом не было! На улице остались только двое: я и моя будущая жертва, светловолосый молодой человек с рюкзаком за спиной. По его нервным взглядам, бросаемым на часы, я поняла, что он кого-то ждет.
На меня он внимания не обращал. Я тряхнула волосами и неторопливо, какой-то несвойственной мне, танцующей походкой, двинулась к нему. Последние полметра я преодолела одним хищным прыжком, и как только парень упал, сбитый мною с ног, мои клыки вонзились в его шею, безошибочно находя вену.
Первый же глоток крови свел меня с ума ...богатство вкуса! Торжество разнообразных оттенков и нюансов...ничего вкуснее в жизни я не пила и не ела. С каждой каплей драгоценной рубиновой жидкости я ощущала себя сильнее, и, как ни парадоксально, счастливее. Я пила и пила, наслаждаясь неведомыми – приятными – ощущениями, полностью растворяясь в них. Время остановилось. И именно поэтому яростный вопль Ригерта над собой явился для меня большой и неприятной неожиданностью:
– Лера!!! Ты перестаешь контролировать себя!! Немедленно прекращай!!! Отпусти его, ну!!
Я гневно зашипела, когда он попытался оторвать меня от источника живительной влаги, и еще теснее прижалась к давно затихшему парню. Зарычав от злости, Ригерт схватил меня за плечо стальной рукой и просто отшвырнул в сторону. На несколько секунд я, видимо, отключилась, и пришла в себя в тот момент, когда мой вампир сворачивал шею несчастному.
Отвратительный хруст позвонков заставил меня испуганно дернуться и закричать:
– Что ты делаешь?!! Ты убил его!!!
Бледный от бешенства, с полыхающим пламенем в черных глазах, Ригерт подошел ко мне.
– Я убил его? – негромко переспросил он, едва удерживаясь, чтобы не ударить меня. Я отчетливо это видела. – Нет, моя дорогая, это ты убила его. Я тебя предупреждал, что необходимо держать себя в руках, когда пьешь кровь? Предупреждал. Когда ты отпускаешь себя, свою суть на свободу, рождаются монстры. Если бы мы оставили его в живых, то следующей ночью он очнулся бы упырем. Безмозглым и тупым существом, вечно голодным и злобным. Как ты могла забыть то, что я тебе говорил, Лера?
– Не называй меня так! – вырвалось у меня прежде, чем осознала то, что говорю. Но я точно знала, я – никакая не Лера! Чужое имя! Незнакомое! Я вскинула голову и, непроизвольно сверкнув глазами, четко проговорила:
– Меня зовут Маргита.

***

Я готовила ужин, изредка бросая косые взгляды на Ригерта, который с неподдельным интересом смотрел телевизор. Еще бы, показывали известный фильм «Другой мир». По нечастым репликам вампира выходило, что история, конечно, красивая, но совершенно неправдоподобная. Уж больно романтическая.
Я помешала ложкой вермишель и хмыкнула: со стороны мы сейчас напоминаем, наверное, давно женатую семейную пару. Но подобная идиллия и относительный покой воцарились в квартире совсем недавно...
Услышав, что я назвала себя Маргитой, Ригерт замер, но после короткой паузы, произнес:
– Вот оно как...Что ж, поздравляю. Это случилось бы в любом случае, но я бы предпочел, чтобы твое окончательное превращение произошло при других, менее трагических, обстоятельствах.
– Почему? – спросила я, поднимаясь на ноги и отряхиваясь. Черт, пиджак испачкала...
– Понимаешь, в принципе, для инициации смерть жертвы не нужна. Несколько глотков крови вполне достаточно. А ты...ладно, разберемся. Пойдем домой, мне нужно кое-что проверить.
– А...он? – я кивнула на беспомощно распростертое тело на асфальте.
– А что он? – удивился мой вампир. – Останется здесь, я его с собой не потащу, даже не думай. Я не некромант, мертвые мне без надобности.
В любое другое время я пришла бы в ужас и от произошедшего, и от цинизма Ригерта, но не теперь. Я ощущала лишь сильнейшее любопытство по поводу своего нового состояния и желание узнать подробнее о мире моего клыкастого приятеля.
– Ты знаешь своих предков? – задал он мне неожиданный вопрос, как только мы вернулись домой.
– Ну...генеалогическое древо я тебе не обещаю, но о прабабках и прадедках могу рассказать. А что? - Я с удобством улеглась на диване, что-то притомилась от долгой прогулки...
– Мда, не густо, конечно, ладно, я сам узнаю, - Ригерт растянулся рядом, и, недовольно заворчав, я подвинулась. – Видишь ли, Ле... Маргита. Ты преобразилась как внешне, так и внутренне, довольно необычным образом. Уточняю: необычным для Дремлющей. Если бы я не знал, что ты была человеком, подумал бы, что ты одна из нас, Истинная.
Я хмыкнула, скажите, пожалуйста, какая честь!
Новый друг зажал между пальцев прядь моих волос, и, с задумчивостью разглядывая ее, продолжил:
– Я долго думал, в чем может быть причина, и недавно мне пришла в голову мысль, что, возможно, дело в твоих родственниках.
– Ой, я тебя умоляю! Ты хочешь мне сообщить, что моя любимая тетушка – кровопийца? Нет, ну характер у нее на самом деле не сахарный, но чтобы так обзываться, это уже слишком! – я весело расхохоталась.
Мимолетная улыбка скользнула по губам вампира, но почти сразу же он вновь стал серьезным:
– Есть фотографии родни?
Я кивнула.
– Неси.
Я пожала плечами, но послушно выполнила его просьбу. И пока красавчик внимательно изучал фотоальбомы, я успела сварить и выпить кофе, съесть шоколадку и несколько конфет (ужасно захотелось сладкого) и в завершение расправиться с остатками мороженого крем-брюле.
– Маргита, - послышалось с дивана. – Иди-ка, взгляни сюда.
Ригерт показал на фотографии, разложенные перед собой, и спросил:
– Кем они тебе приходятся?
Я фыркнула: – Ну, ты даешь! Прабабка, бабушка, двоюродная тетка, мама. И чего?
– Они все ведьмы, - последовал ироничный ответ.
От изумления я едва не шмякнулась пятой точкой на пол. А когда немного пришла в себя, завопила в полный голос:
– Что ты несешь?! Моя мама никакая не ведьма!!!
– А остальные, значит, они самые? – насмешливо осведомился вампир. – Тихо-тихо, давай спокойнее.
– Какое тут, к черту, спокойствие, когда ты бред несешь! И вообще, не поверю, что по изображению можно что-то понять про человека!!– я в ярости сжала кулаки.
– Зачем мне понимать, когда я знаю точно. И сядь, наконец, не мельтеши! – рявкнул он, выпуская клыки. Я невольно вздрогнула, но послушалась.
– Послушай, кто эти женщины, чем занимаются? Расскажи мне, – примирительно сказал Ригерт, обнимая меня за плечи.
– Самая старшая, прабабушка София. Несмотря на крестьянское происхождение, очень образованная, насколько я помню по рассказам старших. Правда, плохой характер, упрямая. Замуж поздно вышла, ей насилу жениха подобрали, с ее-то нравом. Она знахаркой была или что-то вроде, местных лечила. А ты говоришь – ведьма! Сам ты... Бабушка Серафима с папиной стороны. Обычная старушка, что еще?? Вредная только, сил нет, в детстве часто меня доводила до слез. Впрочем, она всех доводила, ее муж и мой дед, каждый день грозился уйти. Она всю жизнь проработала медсестрой в больнице. Тетка Стефания, эх, и стерва! У родной сестры постоянно парней отбивала. Пыталась как-то у матери, но не вышло: та ей показала сразу, где раки зимуют. Стефания патологоанатом. Лучшая профессия для нее, она с живыми плохо ладит, зато с мертвыми общий язык сразу находит. – Я слабо улыбнулась.– Мама...мамуля у меня историк, преподает в университете. Принципиальная, конечно. Но студенты ее уважают.
– Как ее зовут? – поинтересовался вдруг мой вампир.
– Вообще Стеллой, но она не любит это имя, потому еще в детстве переименовалась в Ирину. И что? – я высвободилась из его объятия и вызывающе спросила: – Помогли тебе эти сведения?
– Еще как! Тебе самой-то ничего странным не кажется?
– Нет!
– Все они, - Ригерт кивнул на фото, - дамы со сложными, тяжелыми характерами...
– Это не преступление!
– Характерами! – с нажимом повторил мой собеседник, - Ведьмы, настоящие ведьмы, чтоб ты знала, дорогая моя, всегда проблемные личности, с ними трудно иметь дело. Далее, у этих леди сплошь договорные браки...Что, не так? Так, не сверкай глазами. А если договорный, то что это значит? Что будущих мужей или жен специально подбирали по какому-то критерию. Тебе не любопытно, по какому? И, кстати...Признавайся, кого тебе сватали?
Я покраснела и отвернулась. Да, мама и бабушка как-то пытались меня познакомить с парочкой «выгодных женихов», но я жуткий скандал закатила, и меня оставили в покое. Хотя периодически и предпринимаются попытки намекнуть на «потрясающие партии».
Ригерт усмехнулся, и вернулся к размышлениям:
– И последнее, имена у перечисленных родственниц начинаются на одну и ту же букву. Исключение составляет только твоя мать, которая просто-напросто не реализовала свои способности, и ты. Но ты к ведьмам вообще не имеешь отношения.
– Какая прелесть! – язвительно отозвалась я, слушая, тем не менее, очень внимательно. Из глубин памяти откуда-то выплыло четкое воспоминание о том, что про отца прабабки ходили слухи, будто он черной магией увлекался, отсюда и у дочери его, Софии, уникальные способности врачевателя...
– Что затихла? – проницательно взглянув на меня, осведомился вампир. – Припоминаешь необычные подробности из прошлого? Не удивляйся, некоторые знания придут к тебе в силу твоего нового состояния. Ладно. Итак, мы выяснили, что на протяжении по крайней мере трех поколений в твоем роду встречались ведьмы... Да не вздрагивай ты так! Это же не значит, что они летали на метлах и варили в котлах маленьких детей заживо! Хотя, вот за нее не поручусь, - он легонько постучал по снимку Софии, – Сильная, очень сильная женщина, чувствуется. Многое умела. Что касается остальных, то они бытовые ведьмы, по мелочам. Большой потенциал у тетки-патологоанатома, но она его вряд ли реализует. А мама твоя сменила имя, что каким-то образом изменило ее судьбу. Не волнуйся за нее.
Клыкастый поднялся на ноги, и подошел к окну. Рассматривая ночной пейзаж, он проговорил:
– Учитывая обстоятельства, я убежден, что ты потомок вампира из нашего мира. Вот только, кто он...
Я мрачно уставилась на его спину. Не собираюсь спорить....учитывая те же самые обстоятельства!
– А как - хрипло сказала я, и, откашлявшись, продолжила: – как это случилось?

Продолжение следует...


Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Пятница, 07 Августа 2009, 12:29 | Сообщение # 9

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



СТАТУС: Завершенное произведение.

Уроки наставника.
Рассказ.Отсылка к "Вампирессе"

Огонь в камине внезапно гневно полыхнул, и только тут дети догадались, что их учитель не в духе.
Гриссом, самый старый из всех наставников (поговаривали, что он обучал еще деда нынешнего главы клана Шаэда) нахмурил кустистые белые брови и с неудовольствием оглядел своих учеников. Двое. Мальчик и девочка, Сьютер и Эрлайн. Сын и дочь его повелителя Себастиана. Близнецы, милостью Алтьемна. Хотя… Назвать их близнецами можно было весьма условно, учитывая, что один ослепительный блондин, а вторая – яркая брюнетка. Брат явно превосходил по внешним данным свою сестру, однако именно последняя обладала огромным магическим потенциалом (и скверным характером) и проблем с нею, поэтому, возникало куда больше.
Гриссом вздохнул. Двенадцать лет! Им всего по двенадцать, но они уже сейчас куда опытнее в магии, чем был он сам в том же возрасте. И настолько же несноснее!
– Милая моя деточка, - обратился он к наследнице главы клана, тщетно пытаясь сдержать раздражение- то, что ты дочь Себастиана Шаэда, не означает, что ты может опаздывать на мои занятия!
Последние слова старик почти прорычал, отчего по комнате пролетел холодный ветер.
Эрлайн почтительно склонила голову, показывая, что приняла к сведению справедливый упрек, но в ее черных глазах промелькнуло несогласие.
– Наставник, - почти пропел ее брат, - мы не специально опоздали! Нас задержал кузен Лэверолл. Он рассказывал нам про будущий бал.
Гриссом невольно успокоился после такого своеобразного извинения, он никогда не мог сердиться на этого прелестного мальчика с темно-синими глазами и платиновыми волосами.
Эрлайн недовольно поджала губы. Она никогда не понимала, почему ее обожаемый Сьют позволяет себе оправдываться. В конце концов, они – будущие правители, и отчитываться ни перед кем не должны!
Старик еще раз внимательно оглядел своих подопечных и, кивком позволив им сесть за парту из резного красного дерева, прошествовал к огромному полукруглому окну, задрапированному тяжелыми шелковыми портьерами. Развернулся, скрестил руки с длинными, стального цвета когтями, на груди.
– Сегодня я намерен прочитать вам небольшую лекцию о вампирском сообществе. Многое вы уже знаете, в таком случае, освежить полученные знания тоже неплохо. Как известно, вампирских кланов четыре. Мгрейве, Каваджи, Шаэда и Котха.
– Наставник, так было всегда? – вдруг раздался голосок.
Гриссом метнул суровый взгляд в сторону детей: он крайне не любил, когда его перебивали.
–Эрлайн, я вернусь к этому. А пока помолчи!
Девочка скривила винно-красные губы в презрительной усмешке, однако сумела промолчать. Сьютер нашел под партой руку сестры, и пальцы их сплелись. Контакт установлен, теперь можно слушать.
– Да, основных кланов четыре. Конечно, есть вампиры, живущие вне кланов. Но их очень и очень мало. Сами понимаете: нет четкой иерархической структуры, некому управлять и обучать, нет родового гнезда… Выжить в таких условиях почти невозможно.1
Но начнем по порядку. С возникновения вампирского рода в нашем мире. Что вы можете мне рассказать? Ничего? Понятно. Что ж, я не удивлен…В наше время почему-то этому вопросу уделяется мало внимания. Милорд Себастиан удивительно небрежен в вашем воспитании… Впрочем, это не мое дело.
Гриссом помолчал, собираясь с мыслями.
… Несколько тысячелетий назад жили два брата, прославленные воители и наследники одной из величайших правящих династий нашего мира. Звали их Севьен и Алтьемн. Родились они близнецами, и самого детства были соперниками во всем. Уступать не хотел ни один. Оба превосходно владели мечами, оба имели склонность к магии. Только старший, Севьен, преуспел в воинском искусстве куда больше младшего, а Алтьемн…Алтьемн овладел самыми глубинными тайнами колдовского искусства.
Правителем, по обычаю, должен был стать тот, кто родился первым, то есть, Севьен. Когда пришло время, ему выбрали достойную невесту из знатного рода, прекрасную Лилайн. Она сразу же полюбила черноволосого красавца-воителя.
Пожениться они не успели: грянула война, и оба брата уехали сражаться. В последнем сражении Севьен был тяжело ранен, а Алтьемн…Алтьемн просто оставил брата умирать на поле боя. Что послужило причиной? Дети, не будьте столь наивными. Безусловно, Алтьемн любил брата, но больше него он любил прекрасную Лилайн. Кстати, ее портрет висит в галерее вашего отца, можете сходить полюбопытствовать.
Итак, Севьен умирал, и воронье кружилось над ним…Но он не сломался, не смирился, сквозь зубы, сводимые болью, он проклинал брата-предателя и безостановочно просил у Кровавого Йезме2 сил и возможности отомстить.
И Кровавый услышал его! Ему явилась одна из его дочерей, демонесса Гессия. Она пообещала ему не только вечную жизнь, но и исполнение всех его желаний…в обмен на верную службу. Еще бы, заполучить такого воина! Севьен обещал, конечно, обещал. Несмотря на предупреждение, что для поддержания жизни ему придется пить кровь. Но если речь идет о мести, какие могут быть колебания! Гессия смешала свою кровь с его кровью (подробности я опускаю, вы еще малы), и в ту же ночь на поле битвы родился вампир! Первый вампир в истории нашего мира!
Дети слушали, затаив дыхание. Эрлайн чуть приоткрыла рот, ей грезился суровый воин с огромным мечом в сильных руках, а Сьютер явно пытался представить себе небезызвестную демонессу Гессию.3
Гриссом едва заметно улыбнулся, показав на секунду желтые от старости клыки, и продолжил:
– После превращения в вампира Севьен какое-то время пробыл с Гессией, что ни говори, но она самая красивая из пяти дочерей Кровавого, кроме того, необходимо было научиться справляться с новым состоянием. Потом вернулся в родовой замок, к невесте. Но по приезде домой его ждал весьма неприятный сюрприз: Лилайн вышла замуж за ненавистного брата-предателя! Более того, она уже носила его ребенка. И что самое ужасное, искренне полюбила беловолосого близнеца ее прежнего жениха.
– Беловолосого? – тихонько переспросил Сьютер.
Старик не заметил или не посчитал нужным обратить внимание на то, что его перебили.
– Именно. Севьен родился брюнетом, Алтьемн – блондином, хотя они и были близнецами. С тех пор в вампирских кланах часто рождаются близнецы, и иногда, очень редко, - с разным цветом волос. Как у вас, например. Считается, что это особый знак.
Но продолжим. Ярость Севьена не знала границ. Он-то считал, что Лилайн его ждет…
Поединок между братьями был ужасным. В хрониках говорится о том, что во время сражения близнецы практически полностью разрушили свой замок. Опыт и новая сила Севьена помогли ему победить. И отомстить он решил своеобразно: он решил превратить Алтьемна в некое подобие человека, в существо, живущее ночью и питающееся падалью, чтобы выжить. Он его выпил, опустошив почти полностью. Как вы знаете, без проведения специального ритуала, для обычного человека это означает превращение в упыря, нежить тупую, безмозглую. И даже мольбы Лилайн не смогли помешать Первому вампиру – теперь он испытывал к некогда любимой девушке лишь ненависть. Что ни говори, но дар Йезме и Гессии изменил его личность навсегда. Правда, бывшую невесту он не тронул.4
Лилайн же, видя страдания любимого мужа, который медленно и мучительно умирал, обратилась ко всем известным силам, с просьбами помочь ему, спасти его. Пообещав в качестве жертвы еще нерожденного ребенка. Ее услышали. Ну, как же, жертва предлагалась исключительная, наследник правящего дома!
И Гессия помогла Алтьемну так же, как когда-то его брату. Потребовав за спасение жизни верность ее отцу Йезме. Видимо, Кровавый очень нуждался в таких слугах.
Вот так на свет появился второй вампир. Алтьемн.
Что касается Лилайн, то и она, и ребенок погибли. По глупости, надо отметить. Ей нужно было пообещать ребенка, когда тот родится. А она предложила – нерожденного. Видите, что бывает, когда неверно формулируешь собственные просьбы. Да и вообще, формулировки исключительно важны в магическом искусстве. А вы иногда допускаете в заклинаниях удивительную небрежность!
Ну, что ж, вот от двух братьев-соперников, ставших вампирами, и произошли современные вампирские семьи. У каждого из них родились близнецы, потому-то кланов четыре. Севьен является прародителем Мгрейве и Каваджи, Алтьемн – Шаэда и Котха.
– Поэтому нашим покровителем является Алтьемн?- уточнила Эрлайн.
– Истинно так, - важно кивнул наставник. – И попрошу никогда не забывать об этом!
Но вернемся к кланам. Основные различия вы знаете, в большинстве своем, внешние, но я напомню вам о них еще раз и расскажу о новых.
Мгрейве. Глава клана Данвио. Численность неизвестна, предположительно около 40…мм…особей. Официальных наследников пятеро, но Данвио не отдает никому из них предпочтения. Шугану 5и Дремлющих6 нет, Мгрейве презирают и вообще крайне негативно относятся и к тем, и к другим. При встрече с ними – безжалостно расправляются.
Внешний вид. В своем естественном состоянии менее всего напоминают человека. Скорее, нечто среднее между собаками, волками и тиграми. Массивные тела, покрытые шерстью, удлиненные черепа с острыми, чуть прижатыми, ушами, огромная пасть с сильными челюстями, клыки в два ряда. Могут принимать разнообразные обличья, чаще всего – животных.
Питаются исключительно кровью, иногда свежим мясом.
Хитрые, умные, расчетливые, коварные. Убийцы.
Недооценивать их ни в коем случае нельзя, Эрлайн! Не морщи свой прелестный носик! Несмотря на свой не совсем человеческий вид, специализация Мгрейве – черная магия, магия смерти. В ней они преуспели куда больше, чем все кланы Истинных вместе взятые. Кроме того, у них сильна магия крови, ведь они не едят обычной еды, только кровь.И прошу запомнить еще одно: Мгрейве – наши враги.
Каваджи. Глава клана – Марвин. Численность неизвестна. Наследники пока не определены.
Каваджи называют боевыми вампирами, и не зря. Во время поединков и сражений они впадают в боевой транс, меняя внешний вид: лицо превращается в морду удлиненной формы, глаза приобретают красно-оранжевый цвет, руки и ноги становятся похожими на конечности диковинного зверя, вырастают стальные когти, и очень часто – огромные перепончатые крылья серого цвета. Бывают и другие особенности, я перечислил наиболее часто встречающиеся. Магия у них довольно слабая, но им и этого хватает, как вы сами понимаете. С Каваджи, находящемся в боевом трансе, даже Мгрейве стараются не связываться.
Каваджи очень часто предлагают свои услуги (и надо сказать, весьма недешевые) в качестве телохранителей и наемников, служат они и человеческим правителям. С Мгрейве отношения традиционно хорошие, поэтому нам их тоже следует опасаться.
Полукровок и Дремлющих презирают, поскольку вампирская кровь, изрядно ослабленная человеческой, не позволяет в полной мере развиться боевым навыкам и способностям. Впрочем, некоторых из Шугану, особенно талантливых, иногда принимают в семью.
Котха. Глава клана – Вертиго. Наследница – Минг Су. Их можно распознать по бледному лицу, часто с красными глазами, изящным, хрупким фигурам. Искусные дипломаты и в то же время – страстные интриганы. В умении добывать различную информацию и использовать ее в своих интересах проигрывают только нам. Основное направление - некромантия, среди красноглазых есть весьма мощные некроманты.Однако в других областях магии они весьма посредствены... Но зато Котха отлично справляются с оружием. Им далеко до Каваджи, но вот человеку я бы не советовал встречаться в поединке с Котха. Да и вам, мои дорогие, лучше не упражняться в фехтовании с ними. Котха наиболее многочисленные из нас, поскольку в свою семью принимают всех Шугану и Дремлющих.
Наконец, Шаэда. Мы с вами. Глава клана – Себастиан. Наследники – Сьютер и Эрлайн. Правда, ваш отец выберет только одного из вас. Времена Алтьемна и Севьена давно прошли, увы. Старайтесь лучше, детки, и кто-то станет главой клана, - промурлыкал Гриссом, выразительно поглядывая в сторону своего любимчика Сьютера. Эрлайн гневно прищурила черные глаза: ей точно известно, что править будет она! Как бы она не любила своего брата, но власть она любит более всего!
Наставник усмехнулся, в комнате даже воздух нагрелся от ярости младшей из близнецов: – Итак, Шаэда. Численность около 30 человек. Внешность обычно яркая, запоминающаяся. Мы – лучшие в ментальной магии. Ваш отец силой мысли может с легкостью убить человека. А другого вампира – надолго вывести из строя. Кроме того, наша магия больше всего соответствует тому представлению о ней, которое сложилось в человеческом народе.
Наша стихия – манипулирование. Всем и вся. Запомните, дети, управлять – легко. Все, что нужно, из всего извлекать факты, информацию. И использовать потом ее по назначению. Но это тема другого урока, так что оставим пока.
Внезапно в дверь постучали.
Гриссом нахмурился и неприязненно спросил: – Лэверолл, чего тебе надо здесь? Занятия идут!
За закрытой дверью раздалось сопение, потом она приоткрылась, и в образовавшееся пространство кузен близнецов виновато пробормотал:
– Наставник Гриссом, милорд Себастиан просит прерваться, там приехали посланцы от Котха. Он хотел бы видеть Эрлайн и Сьютера в зале для переговоров.
У Эрлайн загорелись глаза. Котха! Как интересно!
Ее брат, тряхнув платиновой челкой, вытянул шею, пытаясь рассмотреть Лэверолла.
Старик недовольно поджал губы, но не спорить же с волей главы клана!
– Хорошо. Сьютер, вы свободны на сегодня. Но имейте в виду, завтра я проверю, как вы усвоили то, что я рассказал!
Мальчишка с энтузиазмом покивал и молниеносно выскочил за дверь. Эрлайн более спокойно и с достоинством прошествовала мимо наставника. Чуть склонив голову в знак прощания, девочка покинула комнату.
Гриссом хмыкнул, малышка явно обгонит по популярности своего братца. Безусловно, следующим главой семьи станет она, а не Сьютер. Царственности ей не занимать. И мозгов. Ведь эта крошка практически поняла, что старина Гриссом обладает способностями куда более мощными, чем их отец, считавшийся легендой среди вампиров. На протяжении всех их занятий она миллиметр за миллиметром взламывала его ментальную защиту. Скоро ее усилия увенчаются успехом, если он, конечно, не примет меры.
Он уселся в кресло возле камина и приготовился мысленно перенестись в зал переговоров. Причем так, чтобы его не засекли. Надо же знать, что затевается.
__________________________________________________________________________
1- Гриссом намеренно вводит детей в заблуждение. На самом деле, вампир всегда сможет выжить в одиночку, но в соответствии с официальной вампирской доктриной единственно возможным условием существования для вампиров является жизнь в окружении себе подобных, в родовых гнездах-замках.
2-Йезме, часто называемый Кровавый Йезме или просто Кровавый - очень древний и свирепый бог, покровитель всего, что связано с насилием, убийствами, кровью.
3- Демонесса Гессия является одной из любимых героинь фольклора вампиров клана Шаэда. Ее изображают в виде молодой женщины с зелеными глазами и непокорной гривой рыжих волос в коротком платье и сапожках из человеческой кожи, в руках она держит плеть с извивающимися змеями.
4-Спорный вопрос. Гриссом специально не раскрывает подробностей.
5-Шугану или Шугану-полукровка – человек (условно), отцом или матерью которого является вампир.
6-Дремлющий – букв. человек, в котором дремлет вампирская кровь. Как правило, к Дремлющим относят людей третьего и последующих поколений с момента появления в предках вампира.



Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Воскресенье, 09 Августа 2009, 00:16 | Сообщение # 10

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



СТАТУС: завершенное произведение.

Легенда о Мирдох.
Рассказ.
Составная часть "Вампирессы".

Дед Иремий тяжело вздохнул, и, с трудом поднявшись с топчана, на котором отдыхал, прошел в кухоньку. Постоял немного у печки, соображая, как ему половчее наколоть дров и подбросить в уже угасающий огонь. Учитывая состояние (спина не гнулась, ноги ломало), сделать это было не так-то просто.
– Старость, старость...Эх, - пробормотал он.
Потихоньку вечерело.
Только он двинулся к выходу из дома, чтобы успеть до заката закончить свои дела во внутреннем дворике, как услышал громкий стук.
– Эй! Хозяева! Есть, кто дома? – прозвучал звучный мужской голос за входной дверью.
Да кого ж это черти принесли? Удивился дед, но, тем не менее, сурово поинтересовался:
– Эт хто там еще? Так поздно...
– Дед, да мы путешествуем по здешним местам. Нам бы переночевать где-нибудь.
Послышался еще один мелодичный голос, в котором старый Иремий безошибочно распознал женские нотки.
Удивление старика не знало границ, в их местности новые люди появлялись крайне редко, последний раз настолько давно, что и не вспомнить, когда именно. А уж женского пола...
Не раздумывая ни секунды, Иремий загремел замками.
На пороге возникли две фигуры: черноволосый мужчина лет 30 в длинном дорожном плаще и молодая девушка, грациозная красавица с толстенной золотистой косой до пояса. У обоих на боку висели ножны с выглядывающими крестовинами мечей. Их одежда была пыльной, но достаточно богатой, уж это Иремий разглядел даже своим старческим зрением.
– Дед, ну ты бы нас хоть пригласил войти, что ли...- со смехом сказал парень.
– Дак ить, проходите...Проходите в горницу, - проскрипел старик, - приглашение им ишшо надо, глядите-ка....Да садитесь за стол, я как раз ужинать собирался. Уж чего имеем, того не взыщите. Небось, не привыкли к простой пище-то...
– Нам все сойдет отец, не переживай, - заявил парень, глаза его тем временем внимательно и цепко пробежались по избе. Заметив на стене у окна веточки горахэйо1, он быстро посмотрел на девушку, в ответ она едва заметно кивнула.
Этот быстрый обмен взглядами не ускользнул от проницательного хозяина.
– Меня Иремий зовут, дед Иремий. А вы кто ж такие будете? Да еще в наших краях? – разламывая хлеб на куски, ворчливо поинтересовался старик.
– Я Ита, а вот его Ригертом зовут, - очаровательно улыбнулась девушка. Маленькие изумруды, вплетенные в ее роскошные волосы возле самого лица, затрепетали. – Мы хотим осмотреть развалины замка, того, что на холме.
Дед метнул в сторону гостей тяжелый взгляд: - Чего там смотреть...Развалины и развалины...Или не боитесь?
– А что в них страшного? – удивился тот, кого назвали Ригертом. – Груда камня, да и только. Зато, говорят, там сокровища водятся...
– Привидения там водятся, а не сокровища, - засмеялся его собеседник.
– Ну, привидениям и положено жить в полуразрушенных замках и домах...Кстати, о домах. Дед, а чего это у вас деревенька такая хилая? Несколько изб, да и вообще запустение какое-то повсюду. И людей маловато.
– А ты и не ведаешь? Дак ить, милок, сюда никто и не рвется особо жить. Уж больно история энтого места печальная...да и из-за замка, между прочим. Того самого, развалины которого и посейчас на холме стоят.
– Расскажи нам, дед, мы любим послушать сказки, - попросила хозяина девушка.
– Сказки? – усмехнулся тот. - Ну, может, для кого и сказки. А местные до сих пор верят и
развалины обходят десятой дорогой. В замке-то вампиры обитали.
– Вампи-иры? – протянула недоверчиво Ита. Но глаза ее вспыхнули интересом. Ригерт насмешливо хмыкнул.
– Да, молодые люди, истинно так! И нечего тут усмехаться! Расскажу-ка я вам все, может, и передумаете сокровища искать. Да и нет их там, уж поверьте старику.
Дед неторопливо поворошил в печке палочкой, и почти потухший огонь весело затрещал угольками.
– Лет эдак с 200 назад стояла тут, на этом самом месте, где мы сейчас, большая деревня. Многолюдная, богатая, - начал Иремий свой рассказ. Его голос звучал глухо, но старческой слабости в нем больше не проскальзывало.
... Дождь лил, не переставая, третьи сутки подряд. И вот уже третий день беглянка по имени Мирдох пыталась спастись от преследовавшего ее безумия. Она мчалась, не разбирая дороги, разбив ноги в кровь, голодная и едва соображающая что-либо. Только не останавливаться. Бежать, идти, ползти, но не останавливаться.
Дремучий лес, в который она влетела на исходе прошлого дня, протягивал к ней свои сучья, цеплялся за лохмотья, бывшие когда-то одеждой; холодные корни деревьев, как змеи, путались под ногами, словно пытаясь остановить женщину.
Она задыхалась от жажды и умирала от голода. Но упрямо двигалась вперед. Не останавливаться. Нельзя.
Уже на выходе из леса обессилевшие ноги Мирдох подломились, и, с хриплым воплем, она полетела в тягучую, равнодушную темноту.
И вот тут кошмарные воспоминания, от которых она пыталась сбежать, нахлынули яростной и неумолимой волной.
Будучи колдуньей с довольно посредственными способностями, она много времени проводила за сбором различных трав и корешков. С их помощью можно было усилить свой дар достаточно прилично, правда, на короткое время. Но для проведения большинства ритуалов и этого хватало. Вот и сегодня, оставив своих дочерей, Кайю и Делире, дома, она занималась поиском полезных растений.
Что это там алеет? Неужели...ну, да, это горахэйо! Редкостная удача! Правда, еще не расцвел, но это к лучшему. Иначе те, кто его охраняют, не отпустили бы Мирдох живой...
Она наклонилась над нежными веточками с достаточно острыми шипами, и только собралась срезать несколько из них, как вдруг сердце заколотилось, как ненормальное. Мирдох резко выпрямилась, пытаясь унять сердцебиение, и одновременно разобраться в его причине.
Но она была колдуньей, пусть и не самого высокого уровня, и потому сразу же поняла, что ей или ее близким грозит какая-то опасность. Словно в подтверждение ее мыслей перед внутренним взором появилась до нереального четкая картинка: ее младшая дочка, малышка Делире, протягивала руки, беззвучно что-то крича. Мирдох разобрала «мама!».
Ледяной, липкий страх охватил женщину. Она мгновенно сорвалась с места и горной ланью понеслась в сторону деревни. Ее младшая уже сейчас проявляла незаурядные способности к магии, обещая вырасти в будущем в сильную колдунью, куда сильнее, чем собственная мать. Ее призыв о помощи означал одно: их с Кайей жизни угрожает смертельная опасность.
Спустя несколько часов изнурительного бега (оказывается, она очень далеко ушла), Мирдох вылетела из леса. И сразу же поняла, что опоздала: над деревней стояло зарево. Пламенем была охвачено большинство домов.
С быстротой, удивившей ее саму, она добежала до своей избы. Та стояла еще невредимая, видимо, те, кто напали, определили, что она принадлежит местной колдунье. Может, ее дочерей не тронули? Мелькнула сумасшедшая мысль.
Не раздумывая, Мирдох шагнула во внутренний дворик. И сразу увидела их. Своих девочек.
Кайя, старшая, сидела, привалившись спиной к резному крылечку. Из ее груди торчал кинжал с костяной рукоятью, вокруг него расплывалось кровавое пятно. А крошка Делире...
Она лежала чуть дальше на спине, и ее бирюзовые глаза невидяще смотрели в небо.
Они были мертвы.
Бесповоротно и навсегда.
–О, нет...нет, нет, - прошептала Мирдох.- Невозможно...
Она подошла ближе, но силы оставили ее, и она рухнула на колени между ними, между своими девочками.
–Нет, - женщина хрипло рассмеялась. – Нет!
–НЕТ! – закричала она, и эхо отразило ее голос многократно.
Сколько она так просидела, неизвестно. Но вдруг ее внимание привлекла деталь, которая до этого ускользала от затуманенного горем сознания. Она встала, пошатываясь, и наклонилась над Делире. На ее шее багровел синюшно-красный синяк. И все. Других ран не видно. Но отчего тогда умерла девочка?
Напрягая свои умения, несчастная мать «проверила» колдовским зрением дочь. И тут же с хриплым криком отшатнулась.
В ее теле не было крови. Совсем. Но сердце... едва билось.
Мгновенно все поняв, Мирдох попятилась назад.
Деревню навестили вампиры. Как же она не почувствовала раньше?! Это тошнотворное ощущение страха...липкий ужас...и едва заметный запах крови и тления...
Ее мечущийся взгляд находил то одного, то другого жителя деревни с характерными ранами на шее и восковой бледностью лица.
Вампиры не просто убили всех. Они превратили их в подобие себя, таких же кровожадных монстров.
И на закате они встанут...Мертвые, неразумные, страшные в своем голоде.
Надо отрубить им головы! Женщина заметалась в поисках топора или другого режущего оружия.
Всех освободить не удастся, пришла чуть позже предательская мысль. Беги. Но как же мои девочки? Возразила несчастная мать внутреннему голосу. Надо помочь малышкам, выше всяких человеческих сил знать, что ее родные дочери бродят нежитью по свету, убивая других.
– Не могу, Делире, детка... Я не могу, - выдавила Мирдох, склоняясь над девочкой. Ей показалось, или рука мертвой в самом деле шевельнулась?
Женщина попятилась, вне себя от безотчетного ужаса и, выронив топор из рук, бросилась в сторону леса. Солнце быстро садилось. Уже вбегая в лес, она почувствовала, как оживает зло в ее родной деревушке...
– Как драматично! - в образовавшуюся паузу насмешливо проговорил Ригерт.
– Да ну тебя! – надула губы девушка, она слушала старика, как зачарованная. – Вечно ты насмехаешься, над чем не надо.
Дед Иремий, недовольно покосился на них обоих. Молодежь неразумная!
– А дальше? Это же не конец истории? – нетерпеливо спросила Ита, и в ее глазах вспыхивали и гасли золотые огоньки.
Хозяин дома, отметив попутно, что эти глаза кажутся ему знакомыми, проворчал:– Нет. Не конец. Если помните, я говорил, что она упала в обморок на третьи сутки своего бега.
.... От какого-то постороннего шума беглянка чуть пришла в себя, и сквозь ватную тишину до нее донеслись отдельные слова и иногда даже целые фразы:
...женщина...
...живая, вроде...
....тащить....ранена... Бежала, похоже...
...куда прешь?! В дом Эрги ее давай!
Потом Мирдох окончательно потеряла сознание.
Очнулась она неожиданно, от собственного крика. И сразу же наткнулась взглядом на пожилого мужчину, который неожиданно материализовался рядом с ней.
– Ну-ну,- успокаивающе произнес он. – Все в порядке, милая. Как, тебе лучше?
– Где я, - прохрипела женщина.
– Да в деревне нашей, Словейле. Мы тебя нашли почти у околицы, где лес заканчивается. Меня Эрги зовут, я здешний колдун. А про себя можешь не рассказывать. Я все знаю, пока ты в бреду металась, успел почувствовать и кое-что даже рассмотреть, - его голос стал мрачным.
Беглянка горестно застонала.
– Ладно. Ты отдыхай. Зови, ежели чего, - тут он обернулся и зычно крикнул:– Мартуся!
На пороге моментально возникла пухленькая девушка, судя по чертам лица, явно родственница пожилого колдуна.
– Поможешь нашей гостье, - отрывисто приказал он. Девка кивнула и так же молча исчезла.
– Эрги, - с трудом позвала гостеприимного хозяина женщина. - …Зачем…?
– Позже поговорим, Мирдох, - голос колдуна был мягким, но непреклонным. - Выспись сначала.
Так беглянка и осталась в Словейле. На ноги ее поставили быстро, вот только душевного спокойствия она так и не обрела. И ночи не проходило, чтобы ей не снились ее девочки. Вспоминая позже подробности того периода, Мирдох пришла к выводу, что Кайя поняла сразу, что за гости пожаловали, и умерла по своей воле. Вот только почему она не помогла сестре? Должно быть, не успела.
Но разговор с колдуном Эрги все же состоялся.
– Ты спрашиваешь, зачем? Да, нам всем известно, что, как правило, вампиры просто убивают своих жертв. Добавлю: Истинные вампиры2. Они презирают конкурентов из людей. Да и зачем им эти безмозглые твари? Ты же знаешь, что те, над кем не проводили ритуала, абсолютно неразумны, и их терзает вечное чувство голода.
– Так...в чем тогда дело?
– В войне, - тихо проговорил колдун. – В войне за власть между вампирскими Семьями. Я наблюдаю ее признаки уже некоторое время. Отовсюду ко мне стекаются сообщения, в которых говорится о нападениях вампиров разных кланов на людей и стычках между Истинными вампирами.
Понимаешь, война уже началась. Ты же знаешь, что Истинных вампиров не так, чтобы много. Вот они и делают себе армии абсолютно послушных тварей. А материалом служат люди.
– Эрги, но это безумие! Любой истинный вампир обладает такой мощью, что свалит не один десяток упырей!3
__________________________________________________________________________________________________________
1-Горахэйо - очень редкое растение, традиционно используемое для охраны дома от нечистой силы. Добыть его почти невозможно без риска для жизни, так как произрастает оно исключительно в местах нахождения всякой нечисти.
2- Истинный вампир – чистокровный вампир, предки которого никогда не вступали в союз с человеком.
3- Упырь, низший вампир (нар.) – человек, полностью обескровленный истинным вампиром и умерший. После заката солнца встает в виде примитивного вампироподобного существа: разум отсутствует полностью, единственный смысл существования в утолении ненасытной жажды крови. Но насытиться кровью они никогда не могут. Боятся солнца, сгорают на нем, серебра; убить можно, только отрубив голову.



Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Воскресенье, 09 Августа 2009, 00:24 | Сообщение # 11

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



– Ты права отчасти, Мирдох. Да, истинные сильны. Но ведь не все. Самые старые, патриархи, те да...А остальные... Слухи об их мастерстве сильно преувеличены. Кроме того, ты знаешь, сколько людей на службе у вампиров? Никогда не задумывалась...То-то же! С ними-то как справляться? В войне не только военачальники участвуют, но и простые бойцы.
Эрги бросил быстрый взгляд на спасенную женщину и проговорил, уже тише: да и потом, что я тебе рассказываю прописные истины... Я не думаю, что тебе стоит здесь оставаться, - вдруг без всякого перехода сказал он.
– Но почему? – непонимающе спросила та.
– Кого ты обманываешь, женщина? - голос колдуна стал строже. – Я сразу понял, что ты такое.
Мирдох растеряно огляделась, ей так ничего и не пришло на ум.
– Так ты не в курсе? – воскликнул пораженно старик.
– О чем ты говоришь? – с отчаянием выкрикнула собеседница. – Я не понимаю!!!
– Святые духи! Никогда бы не подумал, что столкнусь в своей жизни с таким невежеством! - пробормотал в досаде колдун.
Он в упор посмотрел на абсолютно дезориентированную разговором Мирдох и четко проговорил: Ты – Дремлющая.4 Понимаешь теперь?
Разом обессилев, женщина почти упала в кресло.
– Это невозможно, - прошептала она бескровными губами.
– Ты не знала, - с каким-то мрачным удовлетворением констатировал Эрги. – И я не знал, что в наше время возможно такое варварство. Кто твои родители, где ты росла?
– Я...подкидыш. Меня воспитал наш колдун и его жена. И я не..
– Подкидыш...Понятно. Он знал с самого начала про твою сущность! Но промолчал по одному ему известным причинам. И тебя не предупредил...Это преступление. Но ты! Ты же владеешь магическим даром, пусть слабым! Вернее, - перебил он сам себя, - владела. Твои способности резко возросли, наверное, вследствие… известных печальных событий. Как же ты не поняла про себя ничего??
– Ни...ничего странного я в себе никогда не ощущала, - прошептала Мирдох.
– Понятно, - кивнул Эрги. – Значит, ты, скорее всего, четвертое поколение,5 если вообще не пятое. Ладно, отдыхай. Теперь уже ничего не сделаешь. Просто прислушивайся к себе периодически.
Беглянка осталась в деревне. Люди относились к ней неплохо, бабы жалели, памятуя о погибших дочерях, мужчины по большей части игнорировали.
Эрги оказался прав, способности ее возросли многократно. Как он утверждал, они были всегда, только в спящем виде. Теперь он часто обращался к ней, как равной по статусу, в каких-то вопросах, и параллельно учил.
Но единственное, что примиряло беглянку с жизнью, это дети. Словейлские дети. Она сутками возилась с ними, делала игрушки, разговаривала, приносила сладости... И они привязались к ней, чувствуя искренность и какой-то надлом.
Очень часто теперь деревенские бабы оставляли своих отпрысков вместе с Мирдох, когда уходили куда-нибудь надолго по работе, зная, что дите будет и накормлено, и напоено, и уложено вовремя спать.
Если в отношениях Мирдох и присутствовал какой-то фанатизм по отношению к детям, то староста и Эрги предпочитали этого не замечать.
В одну из дождливых, промозглых осенних ночей, Мирдох плутала по лесу в поисках колдовских трав. Эти походы давно вошли у нее в привычку, Эрги травником не был, а лечение очень часто требовало вспомогательных материалов.
Она собрала уже почти полную корзинку, как вдруг услышала далекий вой. И тут же сердце остановилось на секунду, чтобы вновь забиться в бешеном ритме.
Корзинка выпала из рук. Мирдох выпрямилась, расширенными глазами всматриваясь в зловещую черноту. Она увидела внутренним зрением тени над Словейлом, раскинув руки-крылья, они летели темной и безмолвной бедой.
Деревне грозила опасность. И эту опасность звали – вампиры.
Снова.
Деревня рядом. Дети!!!
Снова.
Срочно бежать!
Снова!
Бросив свое барахлишко, женщина помчалась со всех ног в Словейл.
Но, как и два года назад, она опоздала. Вампиры безжалостной волной боли и страха прокатились по деревне. Повсюду виднелись тела убитых, искалеченных людей, несколько домов начали полыхать.
Мирдох, едва соображая от горя, машинально «просматривала» колдовским зрением дома и прилегающую к ним территорию. Чисто. В этот раз жители не воскреснут...
– Мда, бедняжке удивительно не везет по жизни! – пренебрежительным замечанием Ригерт прервал рассказ старика.
– Это не повод для насмешек! – дед Иремий недовольно поджал губы, показывая, что больше рассказывать не собирается - учитывая, что Мирдох потеряла всех, кого любила!
Ита укоризненно покачала головой, с упреком заметив своему спутнику: - Ригерт, ты поистине невыносим! Такая история интересная! Но, послушайте, а ведь я что-то слышала про эту несчастную. Мирдох, Мирдох... Дед, а не этим ли именем называли демона, который когда-то обитал в здешних краях?
– Дак это она и есть! Демонесса Мирдох!
– Каким образом она попала в демоны? – неподдельно удивился Ригерт.
Хозяин избы, наслаждаясь недоумением гостей, проворчал: - Перебивать надо меньше... Мирдох же Дремлющая! Правда, в далеком поколении, но у нее раскрылись сильные магические способности после всех переживаний. Ей удалось найти среди трупов односельчан нескольких детей на грани жизни и смерти. И она, сами понимаете, не могла позволить им умереть: сначала превратила себя в вампира, а потом провела ритуал над ними.
– Над детьми?! – с ужасом спросила Ита. – Но это же невозможно! Они должны были погибнуть, ни один ребенок не вынес бы такого...
– А у нее получилось! – с непонятным торжеством воскликнул старик. – Она перед ритуалом просила помощи у Севьена-основателя,6 и он ей помог... Помог! Видимо, хорошо просила, - дед гадко хихикнул. – Ну, в благодарность за помощь, Мирдох обещала ему регулярно приносить жертвы. И приносила. На протяжении нескольких столетий она и ее «дети» исправно жертвовали Севьену людей. А за верную службу, он и вознаградил ее: сделал демонессой.
Наступило молчание. На секунду Ите показалось, что не луна заглядывает в окно, а чье-то бледное круглолицее лицо...
– Так мы сейчас в Словейле? – подал голос Ригерт.
– И-и, милок, ты что! Словейла не стало в тот момент, как на него вампиры напали. Мирдох-то с детишками бесчинствовала уже в заброшенной деревушке, люди ее за то и прозвали - «Проклятой». А потом феринтийскому императору надоело (мы же тут на границе с Феринтом), что его подданные все время пропадают, да и не только они, направил он сюда лучших магов. Те вычистили тут все. «Детей» изничтожили, а саму Мирдох – не получилось, сильна стала за прошедшие века, да и Севьен, видимо, помогал. Связали заклятиями и тем самым изгнали – беспомощной стала демонесса без «детей». Потом здесь долго вообще никто не жил, воспоминания уж больно страшные...А мы переселились лет шестьдесят назад, богатейшие же места!
– И все нормально?
– А чего нам? Конечно, нормально, тихо. Дети только болеют часто, а так, что ж... Хорошо все.
Дед замолчал.
– Ладно, надо идти спать, - Ригерт поднялся и помог встать девушке. – Дед, подскажи, куда нам лечь?
Иремий засуетился: Дак ить, куда...На печку, вестимо! Я туды не полезу, уж не взыщите, в своей кровати заночую, там и перина у меня, и все... А в горнице, знамо, уютнее...
Вскоре все разбрелись по своим местам.
Ригерт, не успев коснуться головой валика, скатанного из плаща, вместо подушки, моментально заснул.
А Ите не спалось. Луна, заливая мертвенным светом комнату, странно будоражила, не давая покоя. Мешало и кряхтенье деда, который, не переставая, вертелся в постели, и щелканье угольков в печке, и крики птиц снаружи.
Внезапно неясный звук привлек ее внимание: словно кто-то шел босыми ногами по камешкам. Привыкшая доверять чувству опасности, которое никогда не подводило ее, девушка ловко спрыгнула с печки и натянула кожаные штаны, оставив рубаху не заправленной. Натянула сапоги и только тогда тихо подошла к окну. Осторожно выглянула. Ей показалось или вдалеке правда мелькнуло что-то белое? А вон еще... И еще!
– Любуешься местными красотами? – прошептал ей прямо в ухо Ригерт, незаметно подойдя сзади и слегка обнимая за плечи. Он тонко чувствовал ее настроение и умел определять, когда она была неспокойна – издержки их особой связи.
– Кто там? Ты видишь?
– Сейчас и ты увидишь, - усмехнулся напарник. Она замерла, когда из-за деревьев вышла маленькая тонкая фигурка в непонятном белом одеянии. Потом вторая, точно такая же, появилась около дома напротив. Волна чего-то темного, злобного, отвратительного нахлынула на нее.
– Ригерт? – не веря себе, спросила Ита, - кто это? Ведь не...
– Просто дети! - продребезжал старческий голос позади них, и оба гостя резко развернулись.
Дед Иремий, в длинной ночной рубахе до пят стоял у двери в горницу с неприязненным выражением лица и сурово сжатыми губами.
– Наши детки. Они болели, а сейчас выздоровели, - внезапно ласково почти пропел их хозяин.
– Выздоровели? – тихо переспросила Ита, чувствуя, как на нее накатывает ярость. Ригерт предупреждающе тронул ее за плечо рукой, однако другая его рука уже сжимала меч.
– Ты в своем уме, старик?! Вы сделали их нежитью! Детей! Вампирами! Как вы посмели? - вдруг Ита, поняв, как, сквозь стиснутые гневом зубы вытолкнула шипящее: - К-кто помог...?
– Нежитью? Что ты несешь, девка! Наши дети умирали здесь! Один за другим, истаивали,словно свечи! – Дед оскалил желтые пеньки зубов. - Никто понять не мог, почему...Думаешь, легко смотреть на их угасание?? Вот мы и позвали ее. Мирдох! Она услышала и пришла! И дала нашим детям жизнь! А уж какую, не ваше дело!
– Вы призвали демона?! Дала жизнь?! Но что взамен? – Ита, казалось, от гнева готова была разорвать старика.
– Успокойся. Ты ничего ему не докажешь, - Ригерт спокойно посмотрел на Иремия, - неужели не поняла еще? Да ведь он Шугану.7 Посмотри в его глаза. Он Шугану, который остался человеком. Да только, видишь, то, что он не пьет кровь, не сильно ему помогло: темная сторона его натуры все равно возобладала.
Дед внезапно хихикнул.
– Ишь, какой осведомленный! Да только тебе твои знания не помогут! Нашим детям надо кушать! Ты и твоя девка как раз подойдете!
– Подойдем, говоришь? – недобро усмехнулась юная красавица. Глаза ее вспыхнули злым весельем, и дед в который раз подумал, что уже видел их где-то.
Она гордо, как королева, прошла мимо сжавшегося Иремия, и рванула тяжелую, обитую кованым железом, входную дверь на себя. Та легко подалась.
– Маргита! – позвал ее Ригерт, неотступно следуя за ней. – Держи Грайвер!
Спрыгивая на землю, девушка ловко поймала полетевший в ее сторону меч. Лунный свет отразился на дымчато-сером лезвии дрожащим лучом.
В противоречие с теплым вечером, ночью на улице резко похолодало. В воздухе была разлита опасность и страх. Жители деревни попрятались, даже дед Иремий не рискнул высунуть нос.
Девушка подняла меч и танцующей походкой двинулась в сторону темнеющего леса. Внезапно поднявшийся резкий ветер вырвал голубую ленту, вплетенную в косу, и волосы освобожденной золотой лавиной хлынули на плечи и спину.
Белые фигурки детей-вампиров приближались. Теперь уже были видны их красные глаза, бледная кожа и оскаленные зубы с острыми клыками.
– Ригерт! – крикнула она, чувствуя, что они не просто низшие, а нечто большее. – Поддержи меня, я поищу Мирдох. Мне нужно сосредоточиться.
Ее спутник понимающе кивнул. Подошел ближе, держа меч наизготовку. «Вампирята» зашипели, передвигаясь какими-то стремительными зигзагами. Основной задачей стало не подпустить их в девушке, что являлось не настолько легким делом: от их странной манеры передвижения начинала болеть голова.
Маргита закрыла глаза, полностью отдавшись магическому поиску. Она видела себя идущей в голубоватом пространстве, где остальные представлялись темными точками. Вдруг она заметила точку, полыхавшую багровым – темной силой. Вот оно! Девушка мысленно потянулась к ней, но дотронуться не получилось.
Раздался дикий вой, от которого она машинально открыла глаза, и чуть не упала, не подхвати ее вовремя Ригерт. Недалеко от нее парила демонесса! Полупрозрачное создание, отдаленно напоминающее женщину, в рваных лохмотьях, в ее оранжевых глазах горела ненависть, а пасть с устрашающего вида клыками в два ряда готовилась исторгнуть новый вопль. Говорить она уже разучилась.
Маргита четко и раздельно произнесла: - Ну, здравствуй, мать!
«Мать?» - загрохотали у нее в голове слова. Демонесса наклонила голову, как ворон, и точно так же, по-птичьи, посмотрела сначала правым глазом на девушку, потом левым.
«Да, ты мое создание! Можешь называть меня матерью…»
– Я не твое создание! – звонко выкрикнула девушка. – Я пришла, чтобы забрать у тебя то, что ты отняла! Мою жизненную силу!
– Маргита,- предостерегающе сказал Ригерт. Дети-монстры внезапно снова пришли в движение. Он тряхнул черными волосами и, поудобнее перехватив меч, приготовился защищаться.
____________________________________________________________________________________
4-Дремлющий – условно,человек, в котором дремлет вампирская кровь.
5-Имеется в виду, четвертое поколение потомков, которые произошли от союза вампира и человека. Общепринятое на Делэре исчисление родства человека с вампиром. В данном случае – правнучка вампира.
6-Севьен (Севьен-основатель, Брат-соперник) – Первый в истории Делэра вампир, получивший свою силу от жестокого бога – Йезме. См. историю Джеммы «Уроки наставника».
7-Шугану или Шугану-полукровка – человек (условно), отцом или матерью которого (чаще отец) является истинный вампир.


Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Воскресенье, 09 Августа 2009, 00:29 | Сообщение # 12

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



– Я вижу. Они сейчас бросятся, прикрой меня! - скороговоркой бросила его напарница и рванулась навстречу демонессе, вскидывая руку с мечом вверх.
Парящая в воздухе издала протяжный вой, и вампиры атаковали.
Заметив краем глаза, что Ригерт вполне справляется один, не допуская уродов до нее, Маргита мысленно нырнула в голубое магическое пространство. Ей удалось протащить за собой и меч, который, правда, предстал в искаженном виде, - как длинный кривой нож.
«Что ты пытаешься сделать, дитя? – в беззвучном голосе демонессы проскользнула нотка интереса.
«Убить тебя, тварь! Твои «дети» забрали у меня часть жизненной силы, без нее я слаба! Я хочу вернуть ее!»
«Вот как? Ты интересное создание. Пожалуй, я завершу начатое детками! Мне пригодится твоя грубая энергия!»
Маргита закричала от боли, когда когтистые лапы вонзились ей в грудь, погружаясь все глубже. Ее ломало, создавалось впечатление, что кости закручиваются в спираль. Она чувствовала, как силы покидают ее, перетекая прямым потоком в Мирдох.
Ригерт, вертевшийся волчком вокруг нее, с мечом, сверкающим сплошной серебряной точкой, мельком взглянул в сторону исчезающих силуэтов напарницы и демонессы и закричал:
- Маргита, в тебе есть моя кровь! Используй мою силу!
Девушка, сцепив зубы, чтобы не закричать от новой боли, с нечеловеческим усилием потянулась к напарнику. Связь была тонкой, но ручеек свежей силы позволил ей вдохнуть свободнее. Когти демонессы перестали утопать в ее теле, она мысленно зашипела, но Маргита, все еще используя силу друга, сумела поднять меч и полоснуть ее по когтистой лапе Грайвером. Жуткий вопль, полный боли, облетел окрестности, когда конечность Мирдох просто растворилась в пространстве.
У Ригерта подгибались ноги от потери сил и голода, и монстры, почувствовав это, набросились с утроенной силой.
Один вцепился ему в ногу, двое других прыгнули сзади на спину, и Ригерт, не удержав равновесия, упал на землю, выронив меч. Тот отлетел в сторону на несколько шагов. С радостным воем, вампиры набросились на воина, впиваясь зубами во все, что им попадалось.
Тем временем Маргита рукой, свободной от оружия, вцепилась в горло демонессы и рванула ее на себя. Не давая ей опомниться и вырваться из своей хватки, она набросила ей на шею свернутую адскими усилиями ментальную веревку и соединила свое сознание с сознанием демонессы.
Ослепнув от боли, полузадушенная, запутавшись в неизвестных ее сущности образах и впечатлениях другого - чужого мира, Мирдох впечаталась в тело девушки, проникая глубоко в плоть.
И растворилась в ней.
Маргита покачнулась, но устояла на ногах. Она чувствовала себя так, как будто вернулась домой. Наконец-то она вернулась домой!
Девушка огляделась, и, заметив все еще барахтающегося среди детей-монстров напарника, быстрым шагом направилась к нему. Однако он освободился сам: вампирята, почувствовав приближение неизвестной, переполненной магической силой, теми же стремительными зигзагами начали исчезать в темном лесу.
– Ты как? – тяжело дыша, и вытирая кровь, бегущую из многочисленных ранок на теле, спросил Ригерт.
– Прекрасно! – девушка прищурила янтарные глаза, в которых горел невиданный ранее золотой пожар. – Ригерт, сюда идут местные жители. Я их чувствую… Им не понравилось, что я убила их божество. Да и детишек мы того…
– Подумаешь! Что мы, с деревенскими не справимся? – отмахнулся напарник.
– Ну, так-то оно так, но на самом деле их тут много…и они все – Шугану и Дремлющие. Боюсь, не так просто окажется выбраться.
– Сволочи. А этот дедок, гад, наврал, получается? «Мало нас тут, мало!»- очень похоже передразнил он Иремия.
– Забудь про него, - оборвала его девушка. Она смотрела, как из деревни и леса начали появляться первые противники. Да, их было немало. - Послушай, обратилась она к другу, - какого черта ты не трансформируешься?
Тот криво усмехнулся: - Я не могу, Маргита. Мало сил, по твоей вине, между прочим, кроме того, я давно не ел и ранен. И…тут везде растет горахэйо. А если ты забыла, это растение препятствует превращениям.
– Ладно, как-нибудь справимся. Не в первый раз.
Нападающие приблизились вплотную. Видны были перекошенные от гнева физиономии, в воздухе чувствовалась напряжение и слабое магическое присутствие. В первой шеренге метался неугомонный дед Иремий с топором в руках.
Напарники встали спина к спине, спокойные, готовые к бою, синхронно подняли мечи. Луна вынырнула из-за облаков, ее мертвенный свет отразился в дымчато-серых лезвиях, перепутанных черно-золотых волосах и ...
– А феринтийский император-то был прав, местечко на редкость гнилое, – усмехнулась Маргита, и Ригерт согласно рассмеялся.
... и на секунду сверкнул на острых белоснежных клыках обоих напарников.


Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Воскресенье, 09 Августа 2009, 00:31 | Сообщение # 13

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



Гхм...ща вот вижу,что "Мирдох" нуждается в правке, но имейте совесть - это одна из первых моих работ biggrin Поправлю попозже.

З.Ы. мляяя...ну и гадость я написала!!! Слог просто ппц!!! Народ, придется енто удалять,видимо...чтобы корректировать. Тем,кто читал ранее - мое горячее сочувствие!



Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Воскресенье, 16 Августа 2009, 10:15 | Сообщение # 14

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



СТАТУС: отрывок из т.н. "Вампирессы".

Принцесса Эрлайн из Шаэда.

Я металась по комнатам, как загнанный зверь. Накопившаяся за несколько дней ярость искала выход. Мне хотелось бить, крушить, ломать! Вместо этого я села на ковер и…заплакала. Горькие, злые слезы катились непрерывно по щекам, пару раз я даже всхлипнула.
Какой позор! Какой позор вот так реветь! Но я ничего не могла с собой поделать!
Я, наследная принцесса вампирского дома Шаэда, глупо хлюпала носом в собственных покоях, не решаясь рассказать кому-либо о причинах столь идиотского поведения.
А плакать-то было от чего! Меня оскорбили и унизили на своей же территории! Вернее, в той области, где я традиционно была лучшей! С самого рождения! Никто, никто не смел меня так…так…
Не сдержавшись, я заревела теперь в голос.
Но тут сквозь слезы, застилавшие глаза, я заметила, что дверь приоткрыта. На пороге нерешительно топтался мой брат.
Видимо, мое странное поведение поставило его в тупик. Несмотря на расстроенные чувства, я хмыкнула. Ну, еще бы! Застать железную сестренку за таким малопочтенным занятием! Но виноват отчасти был и он, мой разлюбезный братец! Я прищурилась, не желаю видеть эту смазливую физиономию!
- Э-э... Эрлайн, ты последние дни сама не своя. Что происходит, Алтьемн побери?! - Сьют все-таки решился войти и теперь с садистским любопытством рассматривал мое залитое слезами лицо. Да, Шаэда всегда остаются сами собой.
- Что случилось? - свистящим шепотом переспросила я. Ярость клокотала во мне, грозя вырваться и похоронить под собою нас обоих. Усилием воли я сдержалась. - Ничего особенного...кроме того, что твоя царственная сестра потерпела поражение в поединке разума!!
Я сразу вспомнила тот отвратительный день. Бал. Мои роскошные одежды цвета утренней зари. Предполагаемую жертву. Собственную собранность, готовность к удару, поворот головы и...
... и меня с огромной силой швырнуло куда-то в темноту, ошеломленная, я не сразу среагировала на нападение и потому свалилась на холодный и каменный пол, как кулек. В том, что это именно нападение, сомневаться не приходилось. Удивление же вызвал тот факт, что меня опередили – ведь это я собиралась атаковать первой!
С трудом поднявшись на ноги (падение оказалось довольно болезненным), оглушенная, я потрясла головой, потом настороженно и внимательно осмотрела место своего неожиданного приземления. Полумрак, едва заметный чадящий свет от факелов, покрытые инеем стены… И тут мое внимание привлек знак, выбитый на табличке над дверью. Мгновенное узнавание, и вот я кричу, не сдержавшись:
- Мерзкая дрянь!
Она забросила меня в подземелья собственного отца!
Откуда-то из темноты послышался тихий смех, и вот уже она передо мной, та, что так вероломно поступила с наследницей Шаэда.
Хотя я бы поступила с ней еще хуже.
– Как ты посмела? – с шипением ядовитой гадюки спросила я.
– Что именно? – невинно осведомилась она. – Помешала тебе развлечься? Там, на балу? Ты бросала на меня такие злобные взгляды… Это из-за твоего брата? Как его зовут – Сьютер? Красавчик…говорят, вы близнецы? Как странно…совсем не похожи.
Да уж, на балу я была готова ее убить. И убила бы, не опереди она меня!
Бал устраивал мой кузен Лэверолл. Ежегодный бал Первой крови для вампиров клана Шаэда. Но приглашались на него и другие наши сородичи, еще бы, такая возможность собраться на нейтральной территории, поговорить о делах, не беспокоясь за свою жизнь, выпадала нечасто. Что ни говори, но вампиры разных родов ладили не всегда.
Изысканные и утонченные, Шаэда знали толк в увеселениях, да и королевским отпрыскам было полезно пообщаться друг с другом. Так что получить приглашение было привилегией.
И вот, когда основные приглашенные собрались, появилась она.
Присутствующие напряженно замерли.
Попавшая к нам из другого мира, такая опасная и такая прекрасная одновременно, вампиресса по имени Маргита. Она шла, словно королева, среди остальных гостей. Недоступная и величественная. Но я рассмотрела веселый блеск в ее янтарных глазах, и он мгновенно привел меня в ярость.
Как смела эта мерзавка изображать из себя царственную особу?!
Я почти готова была напасть на нее, но тут к ней подошел Сьют. И я невольно успокоилась. Мой любимый братик, светловолосый, в серебристых одеждах, он был так хорош! Маргита что-то ему сказала, и Сьютер рассмеялся. Я почувствовала жгучую ревность. Как она смотрит на него! Дрянь! Да как она посмела свой рот раскрыть в присутствии наследного принца! Я чувствовала, что еще секунда, и я превращу ее мозг в кашу ментальным ударом. Ах, избавиться от нее стало бы таким наслаждением!
Тем временем они разговаривали, и я видела, что братец очарован нездешней красотой Маргиты и ее умением вести светские беседы.
Меня едва не трясло от гнева, но я смогла успокоиться. Подошла к небольшому столику, уставленному кубками с вином. Взяв один из них, я отпила немного обжигающей рубиновой жидкости, но глаза упорно искали и находили брата. Впрочем, сейчас он разговаривал с кузеном. Лэверолл поймал мой взгляд и едва заметно кивнул. Ободренная, я приготовилась к сражению и повернулась, ища Маргиту, но не успела воспользоваться своими магическими умениями, как на меня обрушилась ментальная волна.
И вот теперь подземелья отца…Я огляделась. Нет, это точно были они. Происходящее не укладывалось у меня в голове!!! Опередить меня еще никогда никому не удавалось! Кроме, разве что, старого наставника Гриссома.
Но я пресекла ненужные мысли. Тварь надо было уничтожить. И выбираться отсюда.
В этот самый момент Маргита усмехнулась, словно подслушав мои мысли.
– Прикидываешь, как меня убить? Ну-ну, Шаэда, посмотрим, что ты умеешь, - хищно улыбнулась моя противница. В ее глазах вспыхивали и гасли золотые огоньки. – В доме Лэверолла тебе не удалось проникнуть в мои мысли, и ты надеешься меня переиграть здесь? Как мило.
Я едва успела заметить плавное движение Маргиты – и вот она уже в противоположном углу темницы. Переместилась. Мгновенно. Мне стало жарко. Так двигаться не умела даже я!
«Кто она такая?!» - пришла паническая мысль. Огромным усилием воли я сумела подавить пока еще слабые ростки страха. Сил ей не занимать, конечно, но меня, как наследницу главы клана, учили использовать магию с рождения! А она узнала о ней лишь недавно! Преимущество на моей стороне!
Я вскинула голову, тряхнув черными волосами, на смену ярости пришла холодная сосредоточенность. И уверенность.
Моя противница, хмыкнув, равнодушно наблюдала за моей подготовкой к грядущему бою.
– Заметь, Эрлайн, мое великодушие. Я не атаковала тебя до сих пор, хотя могла бы. Ты не настолько сильна, голубушка, чтобы…
Закончить оскорбительную реплику она не успела: я бросила в ее сторону огромный голубоватый шар чистой ментальной энергии. Маргита инстинктивно прикрыла рукой лицо, когда шар взорвался рядом с ней, разлетевшись по подвалу мириадами крошечных капелек. Я стремительно перетекла на место взрыва, но не обнаружила ничего.Пусто. Что такое? Я недоуменно огляделась по сторонам.Где обезображенное тело мерзавки??
Я была одна.
Внезапно я услышала легкий треск, и вот уже передо мной, разорвав бытие, стоит Маргита. Голубоватые частицы в ее роскошных волосах подсказали мне, что она пряталась в ирреале. Но как, как она избежала моего удара?!



Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Воскресенье, 16 Августа 2009, 10:23 | Сообщение # 15

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



СТАТУС: в работе.

Полукровка.

Я лениво привалился к стене дома, расположенного недалеко от постоялого двора с харчевней «Хромой бык». Взгляд мой внимательно скользил по округе, не упуская ни одной детали. Шорох крыльев, писк грызунов, звук шагов по каменной мостовой, ничего не могло пройти мимо чуткого слуха. Черный плащ и некоторая сноровка позволяли мне практически раствориться в ночи. Точнее, слиться с ней.
Ночь была моим другом, помощницей, соратницей. Днем я чувствовал себя неуютно и предпочитал отсиживаться в своей хибарке. Так было всегда. С самого рождения. И неудивительно! Я скривил красиво очерченные губы. Разве мог быть иным отпрыск вампира и человеческой женщины?
Меня зовут Леанн. Я родился и вырос на улицах Крэттена. Моя мать была шлюхой, и я не винил ее за выбор этой профессии. В конце концов, куда она могла пойти еще, совращенная собственным отцом, шестнадцатилетняя девушка из бедной семьи? Только сюда. Только на улицу. И улица приняла ее, как родную. Она всех принимала. Мне ли не знать.
Однажды, когда она шла в свою бедную комнатенку на окраине города, на нее налетел мужчина. Казалось, он возник из ниоткуда, из воздуха. Он скрутил ей руки, и, не обращая внимания на крики о помощи, поволок в темный переулок. Она попыталась еще раз вырваться, но только сбила шляпу с его головы. Увидев острые клыки и красные глаза нападавшего, девушка от потрясения потеряла сознание. Очнулась уже под утро. И сразу же поняла, что вампир не только укусил ее, но и изнасиловал. Что ж...дело житейское, как говорится, на наших улицах еще и не такое бывает. Зато оставил в живых! Что случалось не так уж и часто. Впрочем, радоваться она перестала, как только поняла, что беременна. Я едва слышно выругался: моим отцом был какой-то ублюдок-вампир!
Да, я не винил мать за выбор профессии. Но я винил ее за то, что она понесла от вампира!
Хотя вполне могла избавиться от меня до рождения...
Конечно, сейчас она говорит, что просто не было денег...Пожалела! Не будущего ребенка, я снова зло скривил губы, денег пожалела! Услуги повитух стоят очень недешево.
Внешне я выгляжу как человек. Да я им собственно и являюсь...наполовину. Длинные черные волосы ниже плеч, огромные серо-серебристые глаза, кошачьи, как говорит мать, четко очерченные губы. Красивый, если можно верить девчонкам, которые проходу мне не дают. Впрочем, мужчины тоже обращают внимание, но мне их внимания и даром не нужно! В наших трущобах такая внешность, как у меня, большая редкость. И своей матери я благодарен только в одном: что она не продала меня в детстве какому-нибудь любителю мальчишеского тела. Хотя соблазн был велик, ох, как велик...Деньги за меня предлагали весьма приличные. Отказывала она не из-за любви ко мне, она никогда и не любила меня, понятное дело, а из-за суеверного страха. Конечно, вряд ли что-то хорошее можно ожидать от вампирского отпрыска.
Таких полукровок, как я, называют Шугану или Дремлющие, ведь в нас дремлет кровь вампира. Но через пару месяцев мне исполнится 21 год, и мне придется несладко. Дремлющая часть меня, вампирская часть, захочет на свободу. Как у всех полукровок в этом возрасте. Если я сдержу ее, укрощу, то останусь человеком. Если нет...То таким же ублюдком, как мой отец!
Ненавижу его! Ненавижу кровососов!
Я автоматически вынырнул из своих мыслей, завидев выходящего из харчевни мужчину. Изучающе пробежался по нему взглядом, снова расслабился. Нет, этот не пойдет. Из бедных кварталов, по всему видно.
Как и многие выкормыши крэттенских улиц, я еще в детском возрасте неплохо научился грабить. Но нападаю я преимущественно на подвыпивших мужчин (увы, физически я не очень силен, хоть и вампир наполовину!), что верхом доблести не является, конечно. Воровское искусство дается мне легче. Пальцы тонкие и сильные, хорошо развито чувство опасности и интуиция. Да и восприятие в целом обострено. Я почти всегда знаю, где можно поживиться.
Что ж, что умеем, то и делаем. Я, по крайней мере, пока никого не убил. Да и грабежи совершаю только тогда, когда уж совсем ситуация безвыходная. Или вот, как сейчас. Мать болеет. Да, я ее презираю и временами ненавижу, я всех ненавижу, вообще-то, только эта острая ненависть и поддерживает во мне некоторый интерес к жизни. Но если мать умрет, то некому будет заботиться о моем младшем брате. Несмотря на то, что я испытываю нечто вроде привязанности к нему, я вовсе не собираюсь возиться с ним! Своих дел полно.
Я встрепенулся. Еще один посетитель вышел из харчевни. По расшитым серебром одеждам и подбитому мехом плащу, я понял, что на сей раз мне повезло, богатенький. И нужной кондиции: ветер донес до меня легкий хмельной аромат. Я приготовился, лезвие кинжала приятно холодило ладонь. Но тут до моего чуткого носа долетел новый запах, очень знакомый и в, то же время, непонятный. Я замер, мучительно пытаясь определить его происхождение.
Этот слабый...приятный аромат...Он как будто манил меня, пьянил...Ноги вдруг ослабели, я прижался к стене, опасаясь, что сейчас просто упаду. Чувствуя приближающуюся дурноту, из последних сил я уполз в подворотню. И, проваливаясь в темноту, понял: так пахнет кровь.
– Ах, какие мы нежные! – вдруг донесся до меня чей-то язвительный голос. От неожиданности я тут же пришел в себя. Первое, что бросилось мне в глаза, это небо. Я лежал, уставившись в звездное небо. С усилием сел, нашел глазами источник звука. И остолбенел: напротив меня стоял парень примерно моего возраста, очень похожий внешне на меня самого.
Это могло означать только одно...
– Мда, ты не очень сообразителен, приятель, - фамильярно обратился ко мне мой...мой...
– Не ищи глупых слов, называй вещи своими именами! Я – Рейвен, твоя темная суть, вампирская часть. Так что не думай, что видишь сон.
– Но...но мой день рождения только через два месяца! – прохрипел я. Я не готов сейчас к столкновению с этим!
– Приятель, да ты на редкость тупой, - процедил сквозь зубы второй я. Его серебристые (мои!) глаза излучали холод. – Месяцем раньше, месяцем позже, роли не играет! Я до тебя, если хочешь знать, уже полгода достучаться пытаюсь...
– Мне рано, рано, и... я не хочу! – с отчаянием выпалил я.
– Не хочешь? А что, по-твоему, сегодня произошло? Ты банальным образом отреагировал на запах крови! Упал в обморок, как девка, - с отвращением посмотрел на меня двойник. Не дождавшись от меня реакции, он продолжил:
- Давай быстренько закончим с этим. Ты принимаешь меня, и начнем жить нормально.
Я в ужасе затряс головой, не хватало мне только превратиться в кровососа! Начиная с раннего детства, я только и думал о том, как избавиться от вампирского клейма, как победить свою инфернальную сущность. И вот этот день наступил, а могу только беспомощно взирать на происходящее!
– Послушай, - наклонился он ко мне, - чего ты, собственно, боишься? С моим приходом, ты обретешь силу, новые способности... В том числе, магические. Ты ведь знаешь, что почти все вампиры имеют предрасположенность к магии?
Знал, сволочь, мое больное место! Впрочем, конечно, он же со мной с рождения...Я всегда хотел научиться хоть какому-нибудь магическому трюку.
Но пить кровь...бр-р, я передернулся. И тут меня осенил вопрос:
–А ты знаешь, кто был мой отец? Ну, наш...
– Ты имеешь в виду, к какому клану он принадлежал? Я разочарую тебя, но нет, понятия не имею. Такие знания мне недоступны. Зато других предостаточно.
Он вдруг наклонился ко мне (я все еще сидел, привалившись спиной к стене дома) и тихонько промурлыкал:
- Ну, же, давай, решайся, Леанн. Разреши мне присоединиться к тебе. Пить кровь не так уж и страшно, поверь мне, тебе понравится... понравится...
Его голос сладко-томительной музыкой звучал в моих ушах, обволакивал, очаровывал, соблазнял. Чувствуя, что глаза сами собой закрываются, я пошевелился, и это движение неожиданно принесло облегчение.
– Нет, - едва слышно прошептал я. - Нет! НЕТ! Не хочу!
Я тряхнул головой и все еще с полузакрытыми глазами, начал подниматься. Но когда я окончательно пришел в себя, рядом никого не было. Только звездное небо равнодушно темнело над головой.
Что ж, первый поединок я выиграл, кажется! Правда, сам не понимаю, как... И что мне делать в следующий раз? Этот тип, тут я хмыкнул, так как речь ведь, в сущности, шла обо мне же, этот тип меня в покое не оставит. А с его аргументами спорить достаточно трудно.
Я с трудом отлепился от стены, которую подпирал и отправился в свою хибарку. Близился рассвет. Ноги дрожали, общее состояние было такое, как будто меня запрягли в сбрую, как лошадь, и ездили верхом по Крэттену всю ночь.
Последняя мысль меня развеселила.
Уже на подходе к жилищу я вдруг подумал: а что это за человек выходил из харчевни? Тот, от которого так сладко...то есть, я хочу сказать, сильно пахло кровью?

***

Вообще, вампирских кланов четыре. Ну, известных четыре, а есть еще и живущие вне кланов. Как мне объясняла моя подружка Сотти, происходящая из семьи потомственных ведьм Крэттена, их называют Котха, Шаэда, Каваджи и Мгрейве. Все различаются внешне (самые уродливые Мгрейве) и некоторым образом внутренне. Конечно, ведьмы многого не знают, вот и Сотти не рассказала мне почти никаких подробностей. Не удивительно, что я понятия не имел, к какому клану себя отнести!
Помочь в этом вопросе было некому. А самому проверять свое происхождение, выпив крови, как-то совершенно не хотелось. Поэтому пока я смирялся с положением вещей.
До того момента, как меня попытался атаковать Рейвен, моя темная сторона.
С нашей памятной встречи прошла неделя, и я все ждал, когда же он снова объявится.
Он и объявился. И как! Он гулял по моим снам, заставляя меня вздрагивать и метаться в кошмарах, являлся наяву, соблазняя возможностями мага, например, умением летать. Я слышал иногда его шепот в своих ушах и чувствовал, что медленно схожу с ума.
На самом деле, я понимал, что он делает: доводит до точки. Ведь уставшим, измотанным человеком легче управлять. Поэтому теперь мне приходилось контролировать каждый свой вздох. И меня все время преследовали вопросы: я ли иду на улицу или это Рейвен меня «выгуливает»? Я ли пью воду, или жажда охватила Рейвена?
Паранойя захватывала меня все сильнее. После дня рождения, который я и не думал отмечать, хотя мои дружки настаивали, я переехал в другое место, подальше от матери и брата. Тоже нищая дыра, конечно, но, по крайней мере, родственники будут в безопасности. Да, теперь я опасался, что нападу на них.
Кроме того, иногда я чувствовал, что некоторые мысли и ощущения принадлежат отнюдь не мне. Рейвен пугал меня, как может пугать все неизведанное и потустороннее. Страшно становилось оттого, что он – часть меня. Темная часть. Опасная и жестокая.
Я понимал, что долго не продержусь, и не знал, сколько времени надо бороться с вампирской сущностью в принципе, чтобы победить ее. Однажды вечером я не смог поесть.
Вернулся домой после посещения матери (относил ей деньги, вырученные за продажу ворованных вещичек), решил перекусить, благо кое-какое съестное имелось. Отрезал ломоть хлеба, положил на него кусок сыра и только поднес ко рту, как от запаха еды меня замутило. Я пытался в течение вечера еще несколько раз поесть, поскольку ощущал зверский голод, но не смог проглотить ни крошки! Вдобавок меня знобило. Пришлось выпить воды и лечь спать. Проспал я почти двое суток.
Проснулся я, как от толчка, на исходе второго дня. Секунду рассматривал потрескавшийся потолок в своей каморке, потом встал, энергично оделся и выскользнул в ночную прохладу. Толком не понимая, что происходит, дошел до своего наблюдательного пункта, недалеко от харчевни, и замер у стены, привычно вцепившись в рукоять кинжала.
Простоял я, наверное, около получаса и ни разу меня не посетила мысль о нелепости происходящего. Я словно заколдованный всматривался в ночь.
Вдруг дверь харчевни хлопнула, и я увидел того самого мужчину, в богатых одеждах, который неторопливо прошел мимо меня в темный переулок. Ветер донес до меня слабый запах вина, пороха и ...крови.
Я вздрогнул и тут же неслышно двинулся за ним. Еще не зная, зачем, собственно, я иду за этим странным человеком, я достал кинжал. Мысли путались, мне было плохо физически, ко всему прочему не давал покоя дикий голод.
Мы прошли еще пару кварталов, и в конце третьего, сразу после лавок колдунов, я атаковал.
Движения мои вдруг приобрели стремительность и завершенность, я четко знал, как действовать: одним прыжком одолел разделяющее нас расстояние, и, дотронувшись до спины ничего не подозревающего мужчины, молниеносно выбросил руку c зажатым в ней кинжалом вперед, намереваясь перерезать ему горло, как только он повернется.
Но рука моя, так и не добравшись до цели, безвольно упала, когда сильнейший удар в лицо опрокинул меня на каменную мостовую.
«Нечеловеческая быстрота», - только и успел подумать я, теряя сознание.
– Ну-ка, ну-ка, что у нас тут? - донесся до меня, как сквозь вату, чей-то веселый голос. Сильные руки бесцеремонно меня перевернули.
– Так....Ага, Шугану-полукровка, по виду, совсем мальчишка, необученный и неопытный..., - задумчиво проговорила моя несостоявшаяся жертва, грозной махиной возвышаясь надо мной. – Ты местный, красавчик? Это мычанье означает «да»? Ясно…И тебе дьявольски плохо, – неожиданно тепло заключил он.
Я попытался пошевелить рукой и это естественное, в общем-то, движение вызвало ноющую боль вот всем теле.
– Хм, давай-ка я тебе помогу, - «меховой плащ» подцепил меня за плечи и легко, словно сломанную куклу, поставил на ноги. Стоял я нетвердо, вдобавок ко всему прочему, дико раскалывалась голова.
– И, кстати, юноша, моя кровь вам бы все равно не помогла.
– Почему? – с трудом удалось задать мне вопрос. Он не ответил. И тут я впервые догадался посмотреть ему в лицо. Горящие ярко-зеленые глаза с вертикальными зрачками и хищные клыки, сверкнувшие в насмешливой улыбке, заставили меня нервно отшатнуться. Передо мной стоял вампир!
– Вот только в обморок не надо падать. Ты же тоже не совсем человек, так что реакция могла бы быть и поскромнее.
Он откровенно веселился!
– Я ...Это...Извините, – промямлил я. И что мне теперь делать??
– Для начала заглянем в «Хромого быка» и поедим. Ты же падаешь с ног от голода.
– В харчевню?! Вы что! Мне нельзя, там же люди! – запаниковал я.
– О-о, я смотрю, у тебя все далеко зашло. Успокойся, ни на кого ты не нападешь, по крайней мере, пока я рядом. Но поесть тебе надо. Давай-давай, пойдем.
Слегка опираясь на моего нового знакомого, я медленно побрел по улице.



Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Воскресенье, 16 Августа 2009, 10:30 | Сообщение # 16

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



Харчевня, несмотря на глубокую ночь, была переполнена, но нам удалось найти тихое и незаметное местечко в полутемном углу, как раз недалеко от очага с жарящемся на вертеле оленем.
Мы уселись за дубовый стол, испещренный царапинами и вмятинами. Вампир, быстро взглянул на меня и проговорил: Да, вижу, что твоя темная сторона очень сильна…Давно есть перестал?
– Двое суток,- я поморщился, мне было плохо, мутило, голова раскалывалась.
– Ясно. Меня зовут Брайвел, - внезапно представился он. По его знаку к нам подошел кухонный мальчик в грязном переднике, и вампир (сейчас более похожий на обычного человека) попросил его принести жареного мяса и вина. Я проводил его тоскливым взглядом: есть мне по-прежнему не хотелось. То есть…хотелось, но не мяса! Я похолодел, поняв, что это значит.
– Успокойся, - мой собеседник мягко улыбнулся, - ты пока еще остался прежним. Чтобы стать вампиром, надо все-таки выпить крови. А невозможность есть человеческую пищу…ну, твоя темная сторона манипулирует твоим же сознанием, это просто наваждение. Вот увидишь, сейчас все пройдет.
– К ка…-я закашлялся, - к какому клану я отношусь, вы не знаете, господин Брайвел?
– Не нужно формальностей, - скривил он губы, - просто Брайвел. Ты и про кланы знаешь…осведомленный мальчик.
Он вновь бросил на меня непонятный взгляд. Вообще, в этом чел…вампире я ощущал что-то тревожащее, неправильное, что ли…Нет, не могу объяснить.
– Ну, конечно, конечно знаю, - он слегка наклонился ко мне и взял рукой прядь моих волос. – У кого еще могут быть такие красивые волосы и уточенные черты лица?
Я настороженно прищурил глаза и отодвинулся от него. Так. Начинается. И этот туда же! Брайвел негромко рассмеялся: Да не волнуйся ты, я не имел в виду ничего плохого. Ты – Шаэда. Наполовину. Столь яркая внешность, одинаково яркая и в красоте, и в уродстве, бывает только у нас.
Я удивленно взглянул на Брайвела. Он самодовольно улыбался.
– Да, ты правильно понял, я тоже принадлежу к Шаэда. Редкая удача, что мы вот так встретились.
Но я его уже не слушал. Шаэда. Самый предрасположенный к магии клан. Я – Шаэда! Что ж, хоть какая-то определенность! Странно только, что я так обрадовался собственной идентификации, особенно, учитывая, что мне совершенно не хотелось принадлежать к вампирскому сообществу. Ведь не хотелось? Или...все-таки...Я упрямо мотнул головой. Нет! Однозначно нет.
– Осторожнее за столом, смахнешь посуду на пол, - послышался насмешливый голос Брайвела.
Я открыл глаза и с легким отвращением посмотрел на блюдо с мясом. Его запах вызывал у меня тошноту и одновременно сильный, иррациональный голод. Я сглотнул слюну, и меня чуть не вывернуло наизнанку.
– Эй! Кстати, как тебя зовут? - мой новый знакомый похлопал меня по щеке, - Не вырубайся! Приди в себя, ну же, малыш. Тебе необходимо поесть, даже если это кажется невыполнимой задачей. Я тебя уверяю, станет лучше. Попробуй.
Я снял с ножа маленький кусочек оленины, предложенный мне Брайвелом, быстро запихал его в рот и проглотил, почти не разжевывая. Странное дело, но тошнота действительно сразу прошла! Я встрепенулся и с горящими глазами потянулся за добавкой.
Брайвел засмеялся, наблюдая за мной. Да, думаю, выглядел я забавно. Я отрезал себе кусочек побольше, и, впиваясь зубами в ароматную, нежную мякоть, пробурчал:
- Ле...н.
– Что? Прожуй сначала.
– Я говорю, меня Леанн зовут.
Оголодал я за это время прилично, поэтому умудрился сожрать в одиночку почти весь огромный кусок и едва удержался, чтобы не облизать пальцы.
Вампир внимательно наблюдал за мной, отпивая по маленькому глотку вино из кубка, украшенного дешевыми амариллами.
У меня сложилось смутное впечатление, что все-таки он чего-то не договаривает.
– Послушайте...А вы не знаете...то есть, у вас нет никаких предположений, кто мог быть моим..., -я запнулся. Слово упорно не выговаривалось. - Моим отцом?
– Ну, дорогой мой, - рассмеялся Брайвел, - не имею не малейшего представления. В клане нас достаточно много, а твоя человеческая составляющая все-таки повлияла на внешность, так что ты мне даже никого не напоминаешь. Не переживай, когда выпьешь крови, кое-какие подробности тебе станут известны, возможно, что-то и про отца поймешь.
– Я не собираюсь пить кровь. Никогда, - мрачно ответил я.
– Вот как? – заинтересованный, но отнюдь не озадаченный, мой собеседник откинулся на спинку стула. – Но ведь ты преследовал меня как раз затем, чтобы попробовать ее на вкус! Что? Станешь отпираться? Да брось...Твоя темная суть невероятно сильна, что там говорить, сегодня ночью она почти победила тебя!
– Я не хочу быть кровососом! – почти прошипел я сквозь яростно стиснутые зубы. – Я не планировал быть рожденным от вампира! Моего согласия никто не спрашивал!
– Ах, так вот оно что...,- понимающе протянул Брайвел, и мне вдруг показалось, что он каким-то непостижимым образом определил неприглядные обстоятельства, благодаря которым я и появился на свет. – Все это, конечно, несколько печально, но, посуди сам, а что хорошего в том, чтобы остаться человеком? Конкретно в твоей ситуации – что хорошего? Полуголодное существование, мерзкая конура, в которой ты обитаешь, стылые улицы...Нищая, безрадостная жизнь!
Его слова ранили своей жестокостью и одновременно правдивостью.
– А ты мне можешь предложить что-то другое? – прищурив глаза, зло спросил я.
Собеседник энергично кивнул, отчего его шоколадные волосы взметнулись вверх и снова упали на плечи: Конечно. Конечно, мой юный Леанн! В том и дело, что альтернатива представляется куда радужнее... Видишь ли, принадлежность к вампирскому сообществу, предполагает массу плюсов. Взять хотя бы разнообразное и частое питание.
Он весело ухмыльнулся, заметив, что я непроизвольно вздрогнул. Он ненормальный!
«Это ты ненормальный, а наш приятель Брайвел вполне в своем уме», - вдруг промелькнула у меня в голове мысль, явно принадлежащая Рейвену.
Он опять здесь! Когда я отвяжусь от него?! И каким образом, главное... Мне вдруг показалось, что помогать в этом вопросе Брайвел мне не станет.
– Кроме того, - продолжил мой собеседник - в тебе проснутся магические способности. Знаменитые способности клана Шаэда. Пусть не настолько мощные, как у истинного вампира, ты все-таки полукровка. Но и у шугану иногда бывают замечательные задатки. Ты вот, судя по всему, обладаешь отличным потенциалом. Главное, развить его правильно. Но тут все зависит от опыта и умения наставника...
Да, магия могла поколебать мои убеждения. Всегда, сколько помню себя, я мечтал приобщиться к магическому искусству! Как я завидовал своей подружке Сотти, ее мать, будучи известной в Крэттене ведьмой, начала обучение дочери практически с пеленок! А уж мимо лавки колдуна Хинтэ я и вовсе не мог пройти спокойно, торчал сутками, надеясь высмотреть какой-нибудь волшебный фокус. Но пить кровь людей ради исполнения желаний?
«Слабак!» - вновь прошелестело у меня в голове, и я невольно поежился.
– Интересно, и где я возьму наставника? – и не хотел, а все-таки спросил. – И, насколько мне известно, истинные не больно-то жалуют полукровок.
– Да, ты прав. Но не все семьи относятся к вам предвзято. Конечно, Шаэда вряд ли примут тебя в клан в качестве полноценного члена семьи (хотя такое возможно), но вот покровительство предложат. Особенно, если кто-нибудь замолвит словечко. Например, я, - Брайвел хмыкнул, заметив мое удивленное лицо.
– А с чего вдруг такая щедрость? – сурово поинтересовался я. Нет, все-таки не доверяю я почему-то этому типу!
– Какой ты подозрительный, право! А почему мне, собственно, и мне не помочь своему собрату? Я хоть и Шаэда, но почти лишен нашего хваленого снобизма. Да и потом, как раз в силу той же клановой принадлежности я обязан уговорить тебя принять темную суть. Ну, и уговариваю по мере возможностей, - он расцвел шикарной улыбкой. Странно, но теперь я в упор не видел его клыков. Куда он их дел?
– Простая маскировка, не бери в голову. Сам скоро научишься, - вдруг ответил на мой невысказанный вопрос Брайвел.
Я вытаращился на него.
– Ох, малыш, - картинно вдохнул мой собеседник, - ты потрясающе неопытен... Все вампиры умеют скрывать свое истинное лицо. Клыки, то есть. Людям не всегда нравится любоваться на нас, понимаешь? Нервных полно... Мало ли, встретят тебя где-нибудь за углом впятером, ты и не отмахаешься, будь хоть сто раз умелым воякой! Особенно, если среди них затеряется маг-недоучка или колдун с болезненным самолюбием1... Завалить вампира в схватке (пусть и неравной, никто все равно не узнает), - тут есть, чем гордиться! Победить в такой ситуации, пожалуй, под силу только боевому вампиру из клана Каваджи. Ладно, - прервал он сам себя. – Предлагаю хорошенько выспаться. У меня завтра трудный день, у тебя...мм...не знаю, но сон никто не отменял в любом случае. Я снимаю здесь комнату на втором этаже, она третья по коридору слева, можешь переночевать у меня, ляжешь на полу.
Предложение было не лишним, как я сначала подумал: со стула я встал с трудом, и даже на это простейшее действие голова отреагировала болезненным головокружением. Добраться до дома в моем теперешнем состоянии представлялось крайне затруднительным делом. Ничего не оставалось, как любезно принять приглашение Брайвела. Пока он расплачивался за наш ужин, я с усилием поднимался по лестнице.
Комнатка выглядела довольно бедной, но зато чистой и почти уютной. Я устало рухнул в кресло, накрытое потрепанным пледом, и потер лоб. Луна заглядывала в окно, освещая предметы интерьера и странно нервируя меня.
– Ну, что, совсем расклеился? – спросил незаметно вошедший Брайвел.- На вот, выпей.
Он протянул мне маленькую тонкую фляжку матово-черного цвета с затейливым вензелем на крышке.
– Что это? – опасливо спросил я, принимая предложенное. Вампир раздраженно фыркнул и небрежно присел на кровать.
– Да не отравлю я тебя! Пей уже, горе ты мое!
Я сделал маленький глоток, потом еще, и не смог остановиться, пока не выпил почти половину жидкости, вкус был какой-то удивительно приятный и чем-то знакомый. Совершенно неожиданно для себя я заметил лицо Брайвела с выражением хищной заинтересованности, его ожидающий взгляд, и тут мгновенное озарение заставило меня испуганно подскочить с кресла: вино было смешано с кровью!
Отшвырнув фляжку от себя, я сумел сделать только несколько шагов к двери, перед тем, как пространство медленно поплыло перед глазами. Цепляясь за стену, чтобы не упасть, я бессильно сполз на пол. В голове сделалось как-то пусто, глаза закрывались, мне было хорошо, легко и приятно.
Я пьян, пронеслась ленивая мысль. Пьян... Как вкусно... Хочу еще... Это было последнее, что я подумал, прежде чем потерял сознание.
***

Я пришел в себя неожиданно. За окном все так же равнодушно мерцала таинственным светом луна, ночь еще правила миром. Щека горела, и я припомнил, что в забытьи видел Рейвена, который от души наградил меня звучной пощечиной. Я даже уклониться не успел. Я поднял голову с подушки: оказалось, что я лежал на кровати, заботливо укрытый пледом. Однако воспоминания о произошедшем буквально подбросили меня на ноги. Удивительное дело, но голова не кружилась, наоборот, чувствовал я себя превосходно! Разве что…есть хотелось. Ужасно хотелось есть.
– Ну, что, тебе стало лучше? – промурлыкал из полутемного угла коварный тип – Брайвел. Не зря, ох, не зря я ему не доверял!
– Сволочь!!!- хотел я крикнуть, но вырвалось какое-то шипение.- Зачем ты это сделал?!
– Что? – поднял брови вампир. – Привел тебя в порядок? Помог обрести себя? А?
– Обрести себя?! Я не хочу пить кровь! Я тебе прямо сказал об этом, а ты…а ты…
С растерянностью я понял, что еще секунда, и я просто разревусь, как ребенок. Ужасное состояние.
Брайвел, прищурив свои зеленые глаза, холодно наблюдал за мной. Вдруг, он начал как будто растворяться в воздухе, я опешил, и тут прицельный удар в подбородок швырнул меня на пол! Потрясенный этой нечеловеческой быстротой движений, я смотрел на нависающего надо мной вампира с искаженным яростью лицом:
- Не хочешь? Не хочешь пить кровь? Повтори это еще раз, и я разобью твое хорошенькое личико! А потом переломаю все кости, какие есть!
Я зажмурился, когда он наклонился ниже, но Брайвел только ткнул меня в грудь скрюченным пальцем и прорычал:
-Ты – вампир, понятно? Шугану или нет, но ты – вампир! Я никогда не понимал разговоров о выборе между человеческой сутью и вампирской. Нет никакого выбора! Есть только мы.
Он выпрямился и уже спокойным голосом проговорил:
- Меня не интересуют твои заигрывания с Рейвеном, как ты его называешь. И, кстати, когда мы встретились, нападал вовсе не ты, а как раз он. Так что ты все равно бы проиграл, понятно, мальчик? Днем раньше, днем позже… Какая разница. Ладно, тебе надо нормально поспать. Оставайся здесь и ложись. Будущей ночью нас ждет охота.
Он настолько буднично упомянул про охоту, что я сообразил, о чем он, только когда за вампиром захлопнулась дверь.
Я быстро поднялся с пола, потер распухший подбородок. Крови я выпил явно мало, учитывая, что там было и вино. Но вот хватило ли этого количества для трансформации? Я подумал немного и решительно подошел к небольшому зеркалу, висящему напротив окна.
Мое зеркальное отражение почти не отличалось от обычного. Почти. За исключением того, что внешность стала …ну, ярче, что ли. И глаза…выражение собственных глаз мне не понравилось: они были холодные и чересчур проницательные. Но зато зубы в порядке, нормальные, человеческие зубы!
Я с некоторым облегчением отвернулся от зеркала и только тут понял: у Рейвена точно такие же глаза. Точно такие же.
Тем не менее, я решил последовать совету Брайвела и поспать, события последних часов вымотали меня неимоверно.
________________________________________________________________________________
1-Маги и колдуны – это два разных представителя общества Делэра, использующих магическое искусство. Маги все имеют светское образование, которое можно получить в двух университетах этого мира: в Арлетании и Феринте. Феринтийская школа намного сильнее, но она же и суровее, многие студенты не доживают до окончания 7-летнего обучения. Некроманты также выходят из стен Феринтийского Императорского Университета (ФИмУ).
Колдуны – это самородки, природные маги, если можно так выразиться. Их дар переходит по наследству от предков, обучением занимаются всегда родственники. По императорским эдиктам колдунам запрещено обучаться в университетах обеих стран. Маги презирают колдунов, последние платят той же монетой. Выразиться в отношении мага, что он «колдует» - означает смертельно оскорбить.
Есть еще одна категория – ведьмы. Всегда только женского пола, магический/колдовской дар передается от матери к дочери, но магия сильно ограничена в силу предрасположенности к ней только одного пола.



Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Среда, 26 Августа 2009, 15:59 | Сообщение # 17

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



СТАТУС: в работе (готовность 90%)
Предупреждение: легкий флер слэша...и недоработки. Последние предстоят к исправлению после дописания вещи целиком.

Ожерелье Гессии.

Вывеска рядом с постоялым двором гласила: «Хромой бык». Что ж, Крэттен явно ничем не отличался от других городов, вот и харчевня. Можно перекусить и выпить. Оглядевшись по сторонам, и не заметив ничего подозрительного, я решительно дернул дверь на себя.
Несмотря на теплый летний вечер, харчевня была полупустой, лишь одинокий мужичок с печальным лицом пытался прожевать какое-то неаппетитное на вид варево да молодой парень, которого я сначала принял за девушку: его длинные волосы потрясающего платинового оттенка достигали талии. Но, присмотревшись к нему повнимательнее, и заметив на точеном профиле витую татуировку, спускавшуюся с виска на шею и дальше вниз, в вырез белоснежной рубахи, я понял свою ошибку. Кроме того, на скамье рядом с ним лежал меч в дорогих ножнах, так что принадлежность к мужском полу была несомненной.
Никто из них на меня внимания не обратил, что, признаться, только порадовало. Я не готов сейчас общаться с кем-то. По моей просьбе кухонный мальчик в грязном переднике принес мне кружку какого-то хмельного напитка, подозрительного желтого цвета, в котором я с большим трудом признал пиво. На вкус оказалось тоже гадостью. Что ж, наверное, именно поэтому посетителей здесь столь мало. Интересно, а если я прибью повара, что мне будет? Полагаю, благодарность от властей города точно заслужу...
Я едва успел ополовинить кружку, когда сильным ударом чьей-то ноги входная дверь «Быка» резко распахнулась.
Вошли трое.
Высокие, мощного телосложения мужики, с пудовыми кулаками, у каждого на поясе по мечу устрашающего вида. Наемники.
По мою душу, понял я, как только почувствовал на себе холодный взгляд пронзительных серых глаз их предводителя.
Кружка тихо опустилась на стол.
Я окинул харчевню тоскливым взглядом, драться явно придется в одиночку. Я внутренне собрался, моя рука осторожно легла на рукоять меча. Предводитель беззвучно усмехнулся и начал движение вперед. Он успел сделать пару шагов, когда с ленивой грацией из-за своего стола вдруг поднялся длинноволосый блондин. Он медленно повернулся в нашу сторону, давая мне возможность рассмотреть его. Я изумленно поморгал глазами: это оказалась своего рода известная, и в, то же время, достаточно опасная личность.
Малис, собственной персоной! Внук Себастиана, главы клана вампиров Шаэда.
О, да, его развязная манера общения и неразборчивость в любовных связях (ему приписывали множество похождений, в том числе и весьма пикантного свойства), сделали ему определенное имя в обществе. И не только в вампирском. Кроме того, по части попадания в разнообразные переделки, ему не было равных.
Однако мечом владел он превосходно (наставники не зря постарались), и, как я уже сказал ранее, противником был опасным.
Молодой вампир ненавязчиво похлопал рукой по крестовине своего меча, одетого в шикарные ножны, и чуть переместился: его поза не оставляла сомнений – он готов был вступить в намечающуюся схватку!
– Слышь, парень, вали отсюда, пока еще можешь идти на своих ногах! – прорычал сквозь зубы один из наемников.
Откидывая с лица платиновую прядь волос, Малис весело засмеялся, и я увидел, как среди рядов белоснежных зубов холодно и предупреждающе блеснули клыки. Они ему удивительно шли, придавая облику какую-то завершенность и утонченность.
«Прекрати его рассматривать, чего уставился», - мысленно одернул я себя. Вампир он или нет, а из передряги надо было выбираться. Иначе я рисковал навсегда остаться в этом на редкость милом и гостеприимном месте!
Удивительно, но парни даже не испугались! Значит, сталкивались с вампирами ранее, сделал я неутешительный вывод. Или тут было что-то другое.
– Ребята, вы удивительно нерасторопны! – пропел Малис. – С таким отношением к ситуации, вы рискуете потерять здоровье раньше времени…
Нападавшие, распознав чудом, не иначе, в вежливости вампира явную издевку, взревели и ринулись в атаку.
Пользуясь тем, что двое из них не на шутку «заинтересовались» Малисом, я проворно уклонился от здоровенного мужика, который двигался с грацией пьяного единорога, и рукоятью меча со всей дури шарахнул ему в основание шеи. Издав короткий хрип, он всей тушей рухнул на дощатый пол. Странно, но харчевня устояла…а я было засомневался.
Быстренько оглядевшись по сторонам, я слегка успокоился, заметив, что вампир вполне справляется с двумя парнями: меч мелькал в его руках серебристой молнией. Один из атаковавших был уже ранен в бедро, второй еще держался, демонстрируя чудеса ловкости, но тут я заметил еще одного.
Тот самый неприметный мужичок в темно-коричневом плаще с невыразительным лицом, сидевший за столом в конце зала, что-то тихонько бормотал, нехорошо поглядывая в нашу сторону.
Маг!
Я похолодел.
И не какой-то там самоучка, нет! Судя по тому, что моя охранительная татуировка в виде дракончика закрыла глаза лапами, магические способности у типа не иначе первого уровня!
На «моего» Шаэду рассчитывать не приходилось: попробуй, поколдуй, когда руки заняты!1
Я решительно двинулся вперед, лихорадочно соображая, как нейтрализовать мага. Самое плохое, что я не знал, на кого будет направлено то заклинание, которое он сейчас проговаривал про себя: я видел, как шевелятся его губы.
Мне осталось сделать последний шаг, я уже начал поднимать меч, как вдруг краем глаза заметил, как мимо меня пронесся ... ну, шар с полыхающим в нем багровым огнем, опоясанный снаружи как будто колючками. Или иголками?
Маг, увидев эту загадочную конструкцию, посерел от страха, но почему-то не прекратил бормотание, в его глазах отразился ужас пополам с изумлением, когда «шар» воткнулся в его горло, разрывая плоть. Фонтан крови ударил вверх, забрызгав мне сапоги, когда голова неудачника-мага отделилась от тела и с отвратительным шмяканьем упала на пол. Вместо нее в кровавом месиве сейчас торчал шар с колючками, приобретая вместо ярко-красного цвета нежно- голубой оттенок.
Я нервно сглотнул, пытаясь сдержать тошноту. Да воин я, воин! Но магию переношу с трудом! А кому бы понравилось наблюдать такое вот зрелище каждый день?!
– Красиво, правда? – послышался чуть хриплый голос Малиса позади меня.
Красиво?! Он что, спятил?? Впрочем, я вдруг резко успокоился, чего я жду от Шаэда, они же все чокнутые.
– Эта вот штукенция, заклинание, в смысле, называется «поцелуй стальной розы». Романтично. - Вампир грациозно прошел мимо меня, обдав едва заметным ароматом чего-то приятного и изысканного. - Вообще, оно некромантское. Сильное оказалось, надо же, не думал.
Он задумчиво смотрел на мертвого мага, и это сочетание красавчика с длинными платиновыми волосами в белоснежной рубахе (без единого пятнышка!) и окровавленного трупа, оказалось странно завораживающим для меня. Дивное зрелище, уж, конечно!
Я сплюнул и, отодвинувшись от них, пристроился на стул:
- Не знал, что Шаэда знают некромантию.
Он повернулся ко мне с лукавым выражением на аристократичном лице:
- Не знаем, правда. Меня этому заклинанию научил друг, а я оказался способным учеником, как видишь.
– Чудесно, - съязвил я. Даже думать не хочу, что за друг научил его некромантским штучкам. Как у кого-то вообще может быть друг-некромант? Тут мне пришла в голову другая мысль.
– Слушай, а зачем ты такое мощное заклинание использовал? Ничего попроще не нашлось? - Я и сам не понимал, что заставляло меня ему язвить.
Но мой спаситель, вроде бы, не заметил моего вызывающего поведения.
– Да в голову ничего не пришло больше, пока я сражался с этими двумя идиотами, думать адекватно не получалось. Потому и вспомнил про «поцелуй». Кстати, как раз вовремя: еще секунда, а и тебя разорвало бы на месте. Он готовил убойную вещь, «ледяное покрывало», насколько я могу определить сейчас. И, между прочим, кто ты такой, что по твою душу отправили феринтийского мага?
Я поежился, феринтийский – это вам не финтифлюшки! Дорогое удовольствие для нанимателя. А для меня – смертельная опасность. Вампир по-прежнему смотрел на меня с любопытством, в его кошачьих зеленых глазах вспыхивали и гасли золотые огоньки.
– Меня Хэд зовут. Я в Крэттене вообще случайно. И абсолютно не знаю, кто мог раскошелиться на убийцу-мага. А ты уверен, что убить меня пытались? Не тебя ли?
– А с чего вдруг? – неподдельно удивился Шаэда.
– Ну, ты ж Малис, наследник клана... Мало ли, где успел наследить.
Каламбур получился совершенно случайно!
– О, - он вдруг развеселился, - ты меня знаешь? Интересно...
– Скажем так, много слышал, - я подчеркнуто равнодушно посмотрел ему в глаза, попутно надеясь, что ему не захочется залезть мне в голову и порыться в моих мыслях и воспоминаниях. Похоже, вампир понял, какого рода слухи я имею в виду, потому что насмешливо ухмыльнулся и отошел от меня к своему столу. Надев камзол и взяв в руки плащ со скамьи, он резко обернулся, отчего его длинные волосы взметнулись вверх и блестящим водопадом обрушились на плечи и спину.
– Что касается мага, то он определенно пытался убить тебя, уж это я смог определить по направленности его заклятия. Неудачного, правда. - Малис хмыкнул, - И я не наследник клана, так как моя мать была всего лишь любовницей отца, а не женой.
Он коротко кивнул, в знак прощания, и направился к выходу. Ему оставалось сделать несколько шагов до двери, когда я потерял всякое представление о действительности и наконец-то провалился в темноту.

***

Меня немилосердно трясло от озноба, в спину упирались какие-то колючки, короче, лежать было невыносимо! Я неохотно открыл глаза, но увидел только темноту вокруг. Хмм…куда я попал? На тот свет?
– Ага, как же, размечтался, - раздался из ниоткуда веселый голос, и из темноты вынырнуло чарующее видение: роскошные платиновые волосы с неровной челкой, слегка удлиненные к вискам изумрудные глаза в обрамлении бархатных ресниц, изящный нос и чувственные рубиновые губы.
А-а, так это ж Малис…
Малис Шаэда?!
Я резко приподнялся на своей лежанке, но голова тотчас же закружилась, и я обессилено упал обратно.
– Не дергайся, Хэд. У тебя рана открылась. Почему ты не сказал, что ранен? Из тебя столько крови вытекло…
Вот именно, крови! А рядом – вампир! Существо кровожадное и ...
– Да ну тебя, - в полумраке я заметил, как он обиженно надул и без того пухлые губы. – Я вовсе не собирался тебя кусать, вечно вы, люди, нас монстрами представляете.
– Ну, извини…Однако вы и есть монстры! И вылезай из моей головы, тебя туда не звали!
– Ладно, ладно, успокойся, - он щелкнул пальцами, применяя простейшее осветительное заклинание, и вот уже факелы, закрепленные на стенах, вспыхнули веселым и живым огоньком.
Я с интересом огляделся: опочивальня приличных размеров, огромные окна задрапированы тяжелыми красно-коричневыми портьерами, камин с потухшими угольками, а то, что впивалось мне в спину, вовсе не колючки, а украшенное мелкими амариллами2 покрывало, на котором я сейчас лежал, изображая то ли принца, то ли тяжелораненого. Впрочем, чувствовал я себя и, правда, неважнецки.
Внезапно мой взгляд зацепился за вензель, выбитый прямо в потолке, и я ошеломленным шепотом (голос сразу пропал от испуга) спросил:
– Ты куда меня притащил?!
– Ну...- мой спаситель стушевался, но справился с собой, и вызывающе сверкнув кошачьими глазами, ответил: К себе. В смысле, в родовой замок. А куда я должен был тебя деть?? Бросить на улице? Ты свалился без сознания спустя минуту после нашей схватки в харчевне, а я торопился домой, дела у меня тут, и ...
– Но зачем к вампирам? – простонал я, хватаясь за голову. – Малис, ты хороший парень и все такое, но ты – Шаэда! И родственники твои тоже! Подумай сам, человек – и в вампирском замке! Сколько я проживу здесь, по-твоему?!
Он немного замялся, потом подошел к окну, зачем-то поправил край портьеры и пробормотал: Да, ты прав...Но мне на самом деле оказалось проще тебя сюда переместить, чем бродить по Крэттену с твоим бездыханным телом!
Он повернулся ко мне и продолжил: Хэд, никто не знает про тебя, я, кажется, успел поставить завесу, так что пару дней тебе придется побыть здесь. Ранение серьезное.
– А что значит, кажется, успел поставить завесу? – поинтересовался я сварливо. Не то, чтобы я ему не верил, вот только Малис не самый лучший маг в их семействе, природа конкретно отдохнула на нем. Если его безумная тетка Эрлайн пронюхает, что в гнезде скрывается человек... Боюсь представить, что со мной будет. Наверное, отправят на корм своим малолеткам, в качестве подарка.
Малис отошел от окна и вдруг начал растворяться в воздухе, плавное скользящее движение, – и вот он у моего ложа, причем весь его вид, включая диковинную татуировку, спускавшуюся с виска на шею и далее, куда-то вниз, на ключицу, приобрел царственное высокомерие.
– Я, конечно, не настолько силен в магии, как мой отец или Эрлайн, но кое-чего смыслю. Прежде, чем оказаться непосредственно в замке, завесу я все-таки установил. Надеюсь, вовремя. И хватит язвить в мой адрес! Я тебе жизнь спас, второй раз, между прочим, поэтому выслушивать твои глупости более не намерен! - закончил он тираду и в упор посмотрел на меня сузившимися от злости изумрудными глазами. Мне стало холодно: только сейчас я понял, что некоторые слухи о нем вовсе не были слухами. Да и потом, непутевый или нет, но он – Шаэда, а они опасные существа. Клыки вон какие, длинные… Интересно, а давно он ел?
– Что бы ты знал, говорить колкости – это моя прерогатива, - тихо пробурчал Малис, отходя от меня и усаживаясь в кресло. – И не переживай на свой счет, твое почти обескровленное тело не вызывает у меня аппетита!
Не могу сказать, чтобы я особенно расстроился, поскольку не отношусь к любителям подставлять шеи и прочие части тела под острые зубы, скорее, больше меня озаботило, что он опять влез мои мысли.
Не успел я высказать свои соображения (а заодно и извиниться), как за тяжелой деревянной дверью раздался женский голос:
– Малис? Ты дома? И даже не поздоровался, паршивец?
Я нервно вздрогнул и вопросительно посмотрел на вампира. Но лучше бы я этого не делал: на его лице появилось испуганное выражение, которое грозило перерасти в панику.
– Э...Привет, Антея! Я сейчас выйду, погоди, я не одет, - крикнул Малис, торопливо поднимаясь и, шепнув мне беззвучно «Изобрази мертвого!», одним прыжком оказался у двери. Пока он шел по коридору (ну, мне казалось, по крайней мере, что там коридор) я некоторое время еще слышал их разговор:
– Ты ужасающе невоспитан, братишка! Вернулся домой и даже не поприветствовал меня?
– Тея, дорогая, я здесь всего несколько минут, я просто не успел, понимаешь...
– Детский лепет! Малис, ты врунишка! Что ты делал в своей комнате? Прячешь там очередную пассию? Если это так, то отец будет весьма недоволен, я уже не говорю про Себастиана...
Голоса затихли.
Я хмыкнул, пассию? Что же, сплетни о пикантных похождениях сыночка Сьютера оказываются на поверку правдой? Впрочем, какая мне разница! Главное, выбраться из этой передряги, иначе я рискую навсегда остаться в этом на редкость милом и гостеприимном месте! И...
Сдается мне, я это уже говорил ранее.
Поскольку встать не представлялось возможным – кровоточившая рана в правом боку препятствовала этому, я начал разрабатывать планы отхода из замка, на всякие непредвиденные случаи. Этой хорошей привычкой я обзавелся с того момента, как попал в плен к горцам. Горячий и скорый на расправу народ, научил меня многому, например, никогда не расслабляться и не думать, что находишься в безопасности. А уж о безопасности в вампирском замке и говорить не приходилось!
Видимо, я все-таки задремал, потому что пришел в себя от тихого скрежета открываемой двери.
– Малис, уикг 3 тебя забери! Неужели нельзя петли смазывать хоть иногда? – прошипел я, узнав в вошедшем моего нового знакомого, и подозревая, что цветом лица сравнялся с белоснежным одеялом, которым был укрыт. - Так же и умереть можно от разрыва сердца...
– Поправка: от страха, а не от сердца, - весело ухмыльнулся он, доставая откуда-то бутылку вина и непонятный замотанный предмет. – Да успокойся, покои свои я по мере возможности запечатал заклинанием «безмолвия» от посторонних. Если никому не понадоблюсь, то никто и не поймет, что тут человек. Плохо то, что ты ранен… Мы чувствительны к запахам, особенно, к запахам крови. Но я переговорил тут кое с кем, вроде, все в порядке. Завеса сработала, тебя не засекли. Так что пара дней у нас есть в запасе, пока тебе лучше не станет... Вот, держи, тебе поесть надо.
Он бросил мне сверток, который при ближайшем рассмотрении оказался холодной жареной бараньей ногой, завернутой в тонкий пергамент и стянутой веревкой. Вместе с ней покоилась увесистая краюха хлеба. Я вытащил мясо из бумаги, и по комнате разлился восхитительный аромат.
Еда!
____________________________________________________________________
1- Родовая магия клана Шаэда - ментальная. Их заклинания, как правило, всегда мысленные. Поэтому любые действия в бою, отвлекающие от процесса мышления, заведомо губительны для них. Только единицы, наиболее опытные маги-вампиры, способны удерживать ментальные заклинания в голове, одновременно используя оружие.
2-Амариллы – полудрагоценные камни, обычно светло-голубого цвета, но бывают и розовыми, и абсолютно прозрачными. Широко используются в украшении различных предметов (от кухонной утвари до оружия), а также одежды и постельных принадлежностей.
3 - Уикг – мелкий демон, бес, считается родственником (по некоторым источникам – младший брат) жестокого бога Йезме. Любимое занятие: творить пакости. Любит азартные игры и часто предлагает в них поиграть на исполнение желаний. Но поскольку виртуозно мухлюет, выигрывать мало, кому удается.



Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Среда, 26 Августа 2009, 19:40 | Сообщение # 18

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



Я вспомнил, что последний раз ел сутки назад. Да, еда – это то, что нужно! Но, откусывая от ароматного куска, мне в голову пришла нехорошая мысль...
– Э-э, спасибо, Малис, ты невероятно учтив и заботлив.
– Для вампира, ты хочешь сказать, - Шаэда усмехнулся, отпивая из бокала принесенное им же красное вино. Во всяком случае, мне хотелось думать, что это было вино.
– А ты не хочешь поесть? – осторожно спросил я.
– Хэд, - Малис поставил бокал на резной столик, - послушай. Я так понимаю, тебя не мой аппетит заботит. Ты никогда ранее не сталкивался с нами? С вампирами, я имею в виду? Я так и думал. Вот что я тебе скажу: я отношусь к истинным вампиром. Не к полукровкам, не к Дремлющим. Кровь я начал пить десятилетие назад.4 Что означает, что я не склонен к агрессии и всплескам ярости, когда голоден. Я всегда себя отлично контролирую, и не собираюсь на тебя нападать в принципе. Ясно?
– Ладно, - неожиданно я успокоился. Что толку волноваться по пустякам? Пока я ел, Малис развлекал меня разнообразными историями из жизни высшего вампирского общества. Довольно забавными, надо признать.
И пока я наслаждался великолепным ужином и обществом аристократа, потерял всякую бдительность. Поэтому вопрос Малиса, на который отвечать мне не хотелось, я беспечно пропустил.
– Где тебя ранили? И, кстати, не это ли ранение послужило причиной потасовки в «Хромом быке»?
От неожиданности я чуть не подавился хлебом. И лихорадочно начал соображать, что бы такое соврать...
– Брось, Хэд. Я так и вижу, как мысли играют в догонялки в твоей голове. Но тебе не кажется, что я имею все же право узнать, что произошло? Я в некотором роде тебя спас, если ты не заметил, - язвительно добавил платиноволосый.
В некотором роде, вот именно!
Но, в конце концов, а что я теряю? Я прикинул свои шансы на выживание в гнезде, и оказалось, что без красавчика блондина, они практически равны нулю. И в «Хромом быке» он помог мне, верно. Да и хранить молчание я не никому не обещал!
– Малис, я тебе все расскажу, только поверь мне, я понятия не имею, кто нанял феринтийского мага!
В общем, зовут меня действительно Хэд, иногда - Везунчик-Хэд, кому как нравится. Родился я в Арлетании, в небогатой семье. Отец мой из бывших наемников, а мать работала прислужницей в богатых семьях. В 21 год меня, как достигшего совершеннолетия, забрали в императорскую армию (откупиться не хватило денег). Я прослужил несколько лет, но вышел у меня конфликт с моим непосредственным начальником, сволочь та еще! Я ему навалял по первое число, и, как ты понимаешь, пришлось мне быстренько оставить казармы.
Я усмехнулся. Да уж...История в свое время наделала шуму. Какой-то рядовой накостылял офицеру! Да как! Я жалею лишь, что не убил его. Офицер-то тайным любителем маленьких девочек был. Я его и застукал случайно с одной, только ему не повезло, девчонка сестрой моего лучшего армейского друга оказалась. Вовремя успел, спас плачущую Акире от этого выродка. (Мой друг потом и прятал меня, когда я дезертировал). А самому пришлось сматываться. Кто бы поверил простому бойцу, учитывая, что избитый офицер – родственник советника императора?
Я продолжил:
- Ну, пару лет я перебивался случайными заработками, работал вышибалой в харчевнях, иногда телохранителем. Но как-то неудачно.
Малис хихикнул:
- Что, твои клиенты благополучно переселялись на тот свет?
Я недовольно взглянул на него:
- Иди ты! Хотя да, ты прав, бывало. И тогда я решил попробовать себя в другой области. Начал доставать редкие вещицы. Мозги у меня всегда исправно работали, меч я умею держать в руках, грамотный даже! Так что здесь я преуспел. Скупал старинные карты, искал клады. Потом продавал то, что находил, любителям такого добра. И вот, неделю назад...
Я замолчал.
История вышла престранная.
Вышел на меня один богатей. Как – уикг его знает. Сколько я ни спрашивал потом у знакомых, ни один не признался, что рекомендовал меня ему. А ведь в моем деле без хорошей репутации и рекомендаций не обойдешься. Богатей очень осторожничал, что меня, признаться, не удивило: я привык, что мои нынешние клиенты все с прибабахом. Кроме того, клады условно считались ничейными, а на самом деле, у большинства где-то и хозяева имелись.
Ну, встретился я с ним на нейтральной территории. Да еще ночью. Вроде, чтобы никто не знал. Аргумент несерьезный, но мало ли, может, ему жена сварливая мешает!
Клиент мой оказался богатырского телосложения мужчиной, метра под два ростом. Среднего возраста, буйная рыжая шевелюра и борода, внимательные черные глаза. Разодетый, как павлин, в парчу и бархат. Он коллекционировал драгоценные украшения, причем очень редкие. У него, как он похвастался, имелся даже браслет, некогда принадлежавший Маргите, известной охотнице из чужого мира. Врал, я думаю. Неважно. Он предложил мне почти пятьдесят тысяч золотом, если я добуду для него одну уникальную драгоценность.
Длинноволосый вампир недоверчиво изогнул бровь, и я поспешил добавить:
- Я не вру! Пятьдесят тысяч золотых, именно! Огромные деньги! Я и половину в руках никогда не держал! Конечно, у меня сразу возник вопрос.
- Уж не сокровищницу самого императора вы хотите ограбить? - я с усмешкой покосился на заказчика.
– Не говори глупостей, Везунчик. Я не вора нанимаю, а ... .мм... исполнителя деликатных поручений. Мне в руки совершенно случайно попала карта, на которой отмечено место, где хранится... Некий клад. Я хочу, чтобы ты достал мне кое-что.
Я задумался. Деньги сумасшедшие. Надо ли говорить, что мне столько не заработать никогда. Да и жениться пора...Короче, мы ударили по рукам.
– Можешь забрать себе все, что найдешь, кроме одной вещи, - в черных глазах нанимателя сверкнула молния. – Это, в общем-то, безделушка...Но она дорога для меня...И она единственная в своем роде. Ожерелье. Женское ожерелье с камнями рубинового цвета.

– За какую-то цацку столько денег? - скептически скривил губы Шаэда.
– Я тоже слегка озадачился. Но заказчик мне пояснил, что добыть ожерелье не так просто будет. И займет это приличное время, до самого клада еще добраться надо.
– Кстати, о кладе, - оживился Малис, - а где же карта? Я ее при тебе не видел.
– А с картой тоже вышла интересная история, - медленно проговорил я. - Дело в том, что карту носить с собой вовсе необязательно. Она находится в магическом пространстве,5 висит в нем, как объяснил мне мой клиент, передавая ее.
– Висит...В пространстве? -переспросил озадаченно вампир.
– Постоянно, невидимая обычному глазу, - кивнул я, довольный, что произвел эффект на него. - Чтобы ее достать оттуда, достаточно, произнести слово-ключ, и она появляется. Да вот, смотри сам.
«Крэльци», - прошептал я. И, как всегда в таких случаях, в воздухе разлилось слабое золотистое свечение, секунда - и вот карта «плавает» перед моими глазами.
Пораженный, Малис рванул ко мне, плюхнулся на постель, и расширенными от изумления глазами, впился в волшебный предмет. Тонко вырезанные ноздри дрогнули, как будто он принюхивался.
– Убери! Убери это немедленно! – странно изменившимся голосом рявкнул он, и в полумраке холодно блеснули внезапно появившиеся клыки.
Я машинально повиновался, даже не успев испугаться произошедшим с вампиром метаморфозам.
Малис поднялся, взглянул на меня посерьезневшими зелеными глазами и тихо сказал:
– Рискую тебя разочаровать, Хэд. Но твой...клиент отправил тебя не за простой безделушкой. О, нет. То, что ты должен добыть – это ожерелье Гессии.
Мне показалось, что в комнате негромко прогрохотал гром. Я поежился, и еще сильнее вжался в теплую постель.
Шаэда присел на краешек кресла:
- Не уверен, что ты знаком с историей вампиров, но уж про Гессию должен был слышать. Демонесса, вторая по старшинству, дочь бога-демона Йезме Кровавого. На самом деле, конечно, это всего лишь легенда, сказка. Куда опаснее твоя карта, но мы вернемся к ней еще.
Слушай.
В давние времена жили два брата-близнеца, соперники во всем, начиная от детских игр и заканчивая вниманием женщин. Звали их Севьен и Алтьемн. Не буду вдаваться в подробности, но когда демонесса Гессия проводила ритуал с Альтемном,6 превращая его в вампира, несколько капель ее крови упали на пол. Застыли и оказались драгоценными камнями винно-красного цвета. Демонесса сотворила из них золотое ожерелье, которое подарила (повесила на шею) Лилайн, жене Альтемна.
С тех пор снять ожерелье никому не удавалось, в том числе и самой Лилайн. Всякий, кто пытался прикоснуться руками к нему, либо обжигался, либо сходил с ума, кто-то и умирал. А все потому, что демонесса наложила на него свое заклинание-проклятие: снять ожерелье сможет только потомок Лилайн. Парадокс заключался в том, что на тот момент у Лилайн не было детей. Ее единственный ребенок родился раньше срока, и убил свою мать при родах.
Лилайн и похоронили в этом ожерелье, снять не получилось. Так вот, в ту секунду, как она умерла, дворец ее родственников, где она и жила последнее время, атаковали Севьен и Алтьемн со своими новоиспеченными армиями из низших пока еще вампиров. Хотели заполучить ожерелье. Не удалось. Маги (Лилайн входила в династию известнейших магов древности) отбили нападения, мертвую жену Алтьемна после этого быстренько похоронили в каком-то неизвестном месте вместе с «подарком» демонессы. Всех, кто участвовал в погребении, уничтожили, магам стерли память, так что и магами в прямом смысле слова они перестали быть.
Однако карта могилы Лилайн была! Приблизительная, неточная. Юная дочь одного из магов, его помощница,7 под влиянием Алтьемна нарисовала ее.
– Все хорошо, но одного понять не могу, а чего в этом ожерелье такого? Да, красивое украшение, необычные камешки, ну, волшебное…и все? – перебил я рассказчика.
– Все время забываю, что ты не вампир! – с досадой заметил Малис.
А я вот не расстроился! Никогда не мечтал летать по ночам и пить кровь невинных девственниц. Хотя… Вру, летать мечтал, да и от девственниц нельзя сгоряча отказываться.
– Понимаешь, демоны ничего просто так не делают. Думаешь, Гессия решила по доброте душевной подарить Лилайн ожерелье? Ага, как же. Гриссом, это мой наставник в детстве, рассказывал, что среди вампиров существует предание, смысл которого заключается примерно в следующем:
«Когда ожерелье Гессии вновь превратится в ее кровь, вампиры получат долгожданную свободу. И обретут могущество и власть, невиданные доселе».
Видишь ли, считается, что мы до сих пор служим Йезме. Наш договор с ним никто не отменял. Наши предки, Алтьемн и Севьен, обещали верность Кровавому. А мы их потомки, на нас обещание тоже распространяется. И еще, хотя мы и владеем магией крови, самой мощной, сдается мне, мощнее некромантии… Но то, что является силой для нас, является одновременно и слабостью. Я про кровь. Любой вампир, не получающий крови длительное время, становится беспомощным. Не может воспользоваться магией и т.д. Умереть не умрет, но и жизнью это не назовешь. А ожерелье, вернее, кровь демонессы, заключенная в нем, освободит нас от кровавой зависимости. И от клятвы верности Йезме. Одновременно, даруя магическую силу и бессмертие. Хотя вампиры и живут долго, но мы не вечные, увы.
Так что ожерелье – лакомый кусочек для вампирского сообщества. Любой из нас продаст свое левое ухо, только чтобы перестать пить кровь, но при этом оставаться крутым магом. Мечта всей жизни!
– Ну, с этим понятно...Зато другое не ясно: а чего ж до сих пор никто ожерелье не нашел?
– Хэд, ты меня удивляешь, - с жалостью взглянул на меня Малис, а мне от его сочувственного тона (как будто я резко поглупел) невыносимо захотелось дать ему в то самое левое ухо! Аристократ, уикг его забери!
– В той неразберихе, что творилась после смерти Лилайн, не до карты было. В стране разгорелась гражданская война, плюс Севьен и Алтьемн вовсю делили территории. Карта затерялась. Хотя я думаю, что ее кто-то хитрый спер. Никому не хотелось, чтобы вампиры обрели такое могущество. Людям бы тогда точно не поздоровилось.
Но самое интересное я тебе не сказал. Карта сама по себе - ценнейший артефакт. Алтьемн, видимо, предвидя неминуемые сложности, вплел в нее заклинание «поиска» и добавил каплю собственной крови, потому-то она светится. Когда карту кто-то достает сюда, в обычный мир, мы,вампиры, все слышим ее призыв. Я, к примеру, даже сейчас, за это краткое мгновение, успел уловить слабые отзвуки старого закляться.Кроме того, следы карты...Они на тебе, короче. Как будто некий отпечаток.
Малис замолчал, посверкивая глазами.
А я подумал, что найду клиента и прикончу его! Да теперь кровососы меня из-под земли достанут! Вот гад, во что он меня втравил!
– Втравил или нет, но у меня лично к тебе другой вопрос: а почему он нанял именно тебя? Ты меня извини, Хэд, но, судя по тому, что ты рассказал, особенными талантами ты не блистаешь, - извиняющимся тоном проговорил Шаэда.
Расценивать это как оскорбление? Я покосился на его татуировку, вспомнил хищные клыки, и решил, что нет, какое тут оскорбление! Он удивительно милый парень... Хоть в мысли и влез опять.
– Я все время забываю, что маг ты никакой! - не удержался я от шпильки в его адрес. Малис нахмурился, но промолчал. Хотя это далось ему с трудом, я видел. – Иначе бы давно почувствовал... Заказчик обратился ко мне, потому что я везучий, Отмеченный уикгом. Слышал хоть раз такое выражение? Нет?
_________________________________________________________________________________
4-Все истинные вампиры, кроме рода Мгрейве, начинают пить кровь с возраста 12-14 лет (возраст инициации). До этого момента они питаются обычной пищей. Полукровки (Шугану), у которых внутренняя (вампирская) сущность просыпается в момент совершеннолетия, проходят инициацию первой кровью в 21, реже – в 22 года. Чувство голода у молодых вампиров обычно сопровождается агрессией, немотивированными всплесками злости, гнева и общей неадекватности. Это состояние проходит спустя пару-тройку лет после приобщения к «вампирскому коктейлю» (крови).
5-Речь идет об ирреале – особом магическом пространстве, невидимом для обычных людей, в котором представители магического сообщества черпают свои силы.
Как вампир, Малис должен знать о предмете разговора. (прим. Авт.).
6- см. Рассказ Джеммы «Уроки наставника».
7-Известна в истории под именем Честа-предательница. Верная спутница Алтьемна.


Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Среда, 26 Августа 2009, 21:35 | Сообщение # 19

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



Мой отец в молодости слыл отчаянным игроком. Он любил азартные игры и играл везде, где только мог. Что удивительно, но везло ему просто невероятно. Однажды он похвастался перед друзьями, что может выиграть у любого. И секунды не прошло, как перед разинувшими рот от изумления мужиками из клубов дыма появился сам Уикг. И предложил отцу сыграть. На желание, разумеется. Если выигрывает Уикг, то отец остается у него в вечном рабстве, если же отец... Пусть расскажет сам, в случае выигрыша.
Они сели играть. Я уж не знаю, что произошло и как, земля перевернулась или что, но только отец выиграл! Чего никому из смертных не удавалось за долгие века. Не иначе, кто-то из пресветлых богов помог. Итак, он выиграл. Уикг рвал и метал, но делать нечего, согласился исполнить желание выигравшего.
Отец попросил, чтобы их с матерью ребенку всегда везло в жизни. Что демонское отродье и исполнило.
– В чем подвох? – прищурившись, весело спросил Малис. Чует, клыкастый, что дело нечисто! Молодец!
– А в том, что его жена, моя мать, была бесплодной! Но уговор есть уговор. Спустя пару дней они узнали, что мать ждет ребенка. Получается, что отец надул самого Уикга! Вытребовал у него ребенка. Да не простого, а с талантом везения!
Но вот тут не повезло уже лично мне. Уикг есть уикг, играть с ним всегда рискованно. Он дал мне везение, верно. Но оно... неправильное. Кривое, что ли... Как бы тебе объяснить... Изломанное. Например, если я буду тонуть в реке, то увижу на дне здоровый бриллиант, но для меня он все равно бесполезен в данной ситуации! Понимаешь? Или вот, драка в харчевне. Вроде, заведомо проигрышный вариант для меня. Но тут появляешься ты, вампир-спаситель, что даже на слух звучит странно.
Так что, Малис, мой заказ оказался такого же характера. С одной стороны – огромная сумма денег за работу, а с другой – жаждущие моей крови кровос... Вампиры. Отмеченный уикгом!
– А-а, понятно теперь, что меня в тебе все время смущало. Что касается карты, запомни, Хэд, не доставай ее без крайней надобности. Иначе вампиры тебя моментально найдут и растерзают из-за нее. Впрочем, они тебя и так найдут... Ладно. Но вопрос о нападении остается открытым. Что с дракой в «Хромом быке»? И откуда рана?
– Настырный ты, Шаэда, - я вздохнул. – Спустя пару дней после получения заказа мне показалось, что за мной следят. И хотя я никого не увидел, но уверен, что преследователи были. Своим ощущениям я привык доверять. И точно! В предместье Крэттена я попал в засаду. Отбиваться пришлось от двоих, причем хороших, воинов, но мне удалось! Сам не знаю, как. Одному из них, очень бледному типу, я вообще голову отрубил. Чудом, - я нервно хихикнул, вспомнив этот эпизод. Злость и ярость придала мне тогда сил. – Он-то меня в потасовке и проткнул своей рапирой.
– Бледному? Голову? Ты говоришь, голову отрубил? – с беспокойством переспросил Малис. Он изящно поднялся, взял со столика свой бокал с вином, но, не отпив ни капли, снова поставил на место и обернулся ко мне: Послушай, не хочу тебя пугать, но... Недавно у нас прошли слухи, что в крэттенских окрестностях нашли труп вампира. Без головы.
Я снова вспомнил восковую бледность нападавшего, но кроме нее, ничего в парне больше не вызвало во мне удивления.
– Убитый происходил из клана Котха.
Воцарилось молчание.
Приехали. Могли ли вампиры меня искать? Я лихорадочно вспоминал, доставал ли я карту на длительное время? Получалось, что доставал... Более того, после того, как я принял ее из рук нанимателя, я даже любовался ею! Сделана изумительно, горы и реки, леса, домики, все - выглядит настоящим!
– Я тебе не пугаю, но вполне вероятно, что Котха почуяли карту. Странно, что не мы первые... Плохо, Хэд. Они даже рискнули напасть на тебя. Будем надеяться, что здесь я вовремя попросил убрать артефакт, и нас не застукали.
Вампир встал и с озабоченным лицом прошелся по опочивальне. А я тупо таращился на его платиновые волосы, мерцающие в полумраке. Голова была пустой. Аванс я взял, двадцать тысяч. Огромные деньги. Вернуть не смогу, даже если захочу. Истратил почти все. Долги, часть отправил с другом-наемником больному отцу, снаряжение купил опять же. Что-то проиграл и прогулял...
Выбор у меня небольшой. Скрыться я не могу, вампиры, судя по словам Шаэды, меня найдут в любом случае, так как на мне отпечаток карты, а всю жизнь бегать не будешь.
– Если я найду ожерелье, что случится? – хрипло спросил я и закашлялся.
Красавчик остановился, подумал и с легким намеком на азарт в голосе ответил:
- Прославишься, вот чего! Ну и, кроме того, если сумеешь передать его своему нанимателю, то тебя оставят в покое, естественно. И начнут его доставать. Кстати, очень хочется мне знать, как твой таинственный клиент раздобыл карту? Впрочем, он мог и совершенно случайно ее найти, я не удивлюсь, такое бывает. Дуракам везет.
Он весело ухмыльнулся.
Не похож он на других клыкастых, все-таки. Впрочем, я с другими вампирами и не общался, так что не знаю. Но доверять ему нельзя, даже если очень хочется. Шаэда – непредсказуемые и не всегда адекватные ребята. Пока он вел себя выше всяких похвал, но не будем забывать, что он приверженец кровавой диеты.
Я со стоном откинулся на подушки. Спать хотелось невыносимо. И я устал. Артефакты, демоны, схватки, светловолосые вампиры с загадочными татуировками смешались в моей голове.
«А кто же стоял за убийцей-магом в «Хромом быке?» вдруг появилась в моей голове мысль, явно принадлежащая не мне. Я с трудом приоткрыл глаза: Малис делал вид, что с интересом рассматривает вино в бокале, сквозь прозрачный хрусталь его глаза казались огромными и красными.
«Отвяжись ты от меня, надоеда-Малис! Дай поспать...», - умудрился я связно подумать в ответ и вырубился.
Я проснулся внезапно: меня разбудило странное ощущение надвигающейся беды. Сколько я проспал, осталось неясным, от силы час или два. Опочивальня была пуста, портьеры задернуты, в камине догорали поленья. Я сел в роскошном ложе, с усилием откинул одеяло. Голова слегка закружилась, но скоро противное ощущение прошло. Вдруг я почувствовал, как по ногам тянет холодным воздухом и...
... и в комнату просочился туман голубоватого свечения. Секунда – и передо мной стоит Малис. Вампир был бледен (в отличие от Котха, к примеру, у членов семьи Шаэда очень часто цветущий вид), волосы всклокочены, похоже, он нервничал.
– Послушай, Хэд, у меня неприятности. Нам надо сваливать отсюда, как можно быстрее, так как мной недоволен сам Себастиан. В настоящий момент мое слово здесь не имеет силы, боюсь, в случае чего, родственники будут не прочь ...мм... попробовать тебя на вкус.
– …..!!– выругался я. Понятия «безопасность» и «вампирское гнездо» - несовместимы! Я предупреждал...
– Ты можешь переместить нас куда-нибудь? - я умудрился встать почти прямо и теперь лихорадочно натягивал одежду. Когда надевал камзол, тонкая ткань рубахи натянулась, и сквозь нее, на правом боку, начало проступать кровавое пятно. Рана снова открылась. Но сейчас было не до нее.
Однако я успел заметить внимательный взгляд Малиса, брошенный на меня, его потемневшие зрачки. Вампир явно оживился, почувствовав запах крови. Только укуса мне сейчас не хватало! Однако Шаэда не сделал ни шага в мою сторону, давая мне возможность одеться полностью.
– Э-э…Хэд…короче, сейчас я не могу, - Малис тряхнул неровной челкой. - Мою завесу кто-то убрал. Я должен ставить новую, а, как ты сам понимаешь, ни одно магическое действие в гнезде не останется без внимания. Особенно, мое. Особенно сейчас.
– Какие варианты есть еще? – тихо спросил я. Не могу похвастать особенным оптимизмом, но и помирать в качестве вампирского обеда или ужина не собираюсь! Учитывая, что у меня есть весьма важное и незаконченное дело.
– Я могу предложить лишь один: выбираться будем традиционным образом. Там, за дверью, коридор. По нему мы сможем добраться до входной двери. Правда, он идет мимо покоев моих братьев и сестер, но их почти никого нет дома. Я надеюсь, что их нет. А возле самого выхода я постараюсь переместиться. Удержишь меч? Не исключено, нам придется немного повоевать, - длинноволосый блондин бросил мне мое оружие. Я ловко его поймал.
Сражаться в гнезде семьи Шаэда, полном помешанных вампиров? Кому рассказать, не поверят! Явный бред! Да нас порубят на аккуратные кусочки в первые же минуты! Впрочем, порубят меня, а этого татуированного красавца с кошачьими глазами и платиновыми волосами, предъявят главе клана Себастиану. Что хуже – неизвестно. Не знаю, что натворил Малис, но то, что я слышал про вампирские наказания... В общем, лучше бы порубили.
– Не придется, - вдруг промурлыкал чей-то голос, в котором я безошибочно распознал злобные нотки. В полутемном углу около двери материализовалась рыжеволосая девушка в пышном коричневом платье, с яркой, но на удивление некрасивой внешностью.
– Антея! – воскликнул Малис, делая шаг к ней, и больше я ничего не увидел: девушка повелительно взмахнула рукой в мою сторону и поднявшаяся волна горячего воздуха отшвырнула меня назад. Падая, я ударился головой о ножку роскошного ложа, и потерял сознание.
В себя я пришел довольно быстро, как мне показалось, от чьих-то резких голосов, которые колокольным звоном отзывались в моей многострадальной голове.
Картина, которая мне открылась, мало способствовала успокоению.
В нескольких метрах от пола, пригвожденный к стене чем-то невидимым, висел Малис. Его периодические попытки пошевелить рукой или ногой заканчивались ничем.
Рыжеволосая ведьма сначала стояла на полу рядом с ним, но потом слегка подпрыгнула и зависла в воздухе таким образом, что ее лицо оказалось напротив лица Малиса.
– Таскаешь сюда своих шлюх? - яростно прошипела она, пытаясь поймать взгляд пленника. Но тот только отворачивался от нее.
– Значит, я тебе не подхожу, братец? Я, потомок одной из наиболее влиятельных ветвей нашей семьи? Молчишь, красавчик?
Неровная платиновая челка упала на глаза, злючка схватилась за нее и резко потянула на себя. Малис с шумом втянул воздух сквозь зубы, но вынужденно повернул к ней свое лицо.
– Я не подхожу для тебя, ублюдок? Ты ведь ублюдок, бастард, как смеешь ты игнорировать меня! И магии в тебе тоже почти нет! Вместо того, чтобы принять предложение моего отца, ты смеешь являться сюда с очередной пассией?? Осквернять этот дом непристойными отношениями!
Когда до меня дошло, кого она имеет в виду под пассией, я сам уже был готов разорвать мерзкую девчонку на части! Если бы мог: ее заклятье полностью меня обездвижило.
Рыжая оглянулась на меня, ее черные глаза полыхнули гневом, почувствовала, гадина, что я в себя пришел.
– Я покажу тебе, как отвергать Антею!
Своим острым когтем стального цвета, бестия медленно провела по щеке Малиса, оставляя на нежной коже глубокий порез, из которого весело и быстро закапала ярко-алая светящаяся кровь. Лицо парня исказилось от боли, но он не издал ни звука.
Смотреть на этот кошмар было выше моих сил! Я же говорил, что Шаэда – безумные!
«Уикг забери и тебя,Малис,и твое семейство! И что прикажешь теперь делать?!» – с отчаянием подумал я.
«Хэд, прекрати истерику и помоги мне!», вдруг мысленно ответил он мне. Я едва не подавился готовыми вырваться наружу грязными ругательствами, но, удивительное дело, действительно успокоился. Интересно правда, а как он себе представляет мою помощь? Если я даже пошевелиться не могу!
С другой стороны, я же Отмеченный Уикгом! Пусть мое везение и изломанное, но оно есть!
Я начал лихорадочно соображать, что можно придумать, как вдруг мой взгляд натолкнулся на ... булавку.
Золотую булавку, которую я всегда ношу с собой на всякий случай. Я и забыл про нее! Булавка, открывшись, проткнула ткань штанов и теперь выглядывала острием наружу. Я мгновенно вспотел, осознав, каким образом собираюсь отвлекать злобную тварь от Малиса. Насколько я помню по его рассказам, вампиры в взвинченном, нервозном состоянии, очень хорошо реагируют на кровь, она им нужна, чтобы успокоиться. Антея, разве что не рвала и метала... Осталось только наколоть себя на булавку.
Я напряг все мышцы, пытаясь оторвать руку от пола. Создавалось ощущение, что меня придавила какая-то огромная глыба, не давая даже вздохнуть. Но вот запястье чуть дрогнуло, пальцы пошевелилось! Еще чуть-чуть...Так...Вот и острие...Уикг! Я со всей дури уколол палец о булавку. Увидев выступившую кровь, я начал молиться всем богам, чтобы мой план сработал, а главное, чтобы Малис смог воспользоваться ситуацией!
Секунду ничего не происходило, но вот вампирша медленно обернулась, ее нос забавно дернулся, она явно принюхивалась. Кровь, должно быть, пахла для нее одуряюще...
Внезапно длинноволосый что-то прошептал, и рассвирепевшая Антея с силой ударила его по щеке. Голова Малиса беспомощно мотнулась в сторону, после чего он как-то весь обмяк.
– Займусь-ка я твоим дружком, - прошипела она, опускаясь на пол, и направляясь ко мне какой-то странной походкой, словно танцуя. Ее черные глаза потемнели еще больше, вертикальные зрачки отливали багровым. – Надеюсь, ты не расстроишься, братец, если я его выпью до последней капли?
Я с ужасом следил за ее передвижением, попутно обратив внимание, что у Малиса был абсолютно безжизненный вид.
Он, что, потерял сознание?! И как раз тогда, когда эта стерва вздумала мною перекусить?! Уикг забери всех Шаэда!
Но тут висящий на стене пленник ожил. Он осторожно пошевелил ногой, очень быстро отделился от стены, но так и остался в воздухе, совершая какие-то пассы руками.
Антея вплотную наклонилась ко мне, я почувствовал слабый запах мертвечины и тления, увидел длинные острые клыки, и уже приготовился заорать, но в этот самый момент она резко развернулась и зашипела на Малиса.
– Ч-что ты делаешь, уличный выкормыш? Отпус-сти меня!
– И не надейся, дорогая сестрица, - светловолосый вампир, с сосредоточенным выражением лица, сплетал заклинание. Рыжая бестия дернулась раз, другой, но осталась на месте. Ее фигура, с беспомощно опущенными по бокам руками, начала покрываться серым искрящимся налетом.
– Малис, немедленно прекрати! Ты плохой мальчик! Откуда ты знаешь «серебряную сеть»?
– Какая разница, Тея, зато можешь убедиться, что магия во мне все-таки есть, -хладнокровно ответил ее родич.
Я с восхищением покосился на Малиса, молодец, клыкастый! Разозлила она его конкретно.
Серый налет добрался до шеи вампирши. Она сверкнула черными глазами и выпалила:
-Тебе не поздоровится! Себастиан недоволен тобой! Сейчас у него аудиенция с Котха, их посланник прибыл совсем недавно.
Котха утверждают, что ты причастен к утрате ими какой-то ценной вещи. В дополнение к другим твоим прегрешением добавилось еще одно. Если ты сейчас уйдешь, то окажешься вне закона, закона клана Шаэда!
– Как ты мне надоела, - процедил сквозь зубы длинноволосый вампир. Он выбросил вперед руку, с зажатым в ней ярко-красным кольцом. Оно алой точкой промелькнуло у меня перед глазами и ударилось в застывшую Антею, обернувшись пламенем. Ее неподвижная фигура мгновенно вспыхнула, как факел, но уже через пару минут огонь утих, оставив после себя горстку черного пепла.
Я ошеломленно вытаращился на Малиса, вот так маг-неумеха! Он же уничтожил сестрицу и не поморщился!
– «Огненное кольцо», - ответил на мой невысказанный вопрос зеленоглазый красавчик. - Насчет уничтожения я не вполне уверен, лучше бы голову отрубить, а огонь... Лишь нейтрализовал ее, я думаю, на какое-то время. Ссориться с ее папашей мне бы не хотелось. Я и так с ним в плохих отношениях.
Он плавно опустился на пол:
– А ты вставай, Хэд, хватит отдыхать. Слышал, что Тея сказала? Котха здесь! Готов спорить, по твою душу. И, получается, по мою тоже... Раз я тебе помог. Они учуяли мои следы в харчевне, потому и сюда приперлись.
Я с трудом поднялся, возмущаясь про себя бесцеремонности этого парня. А не я ли ему помог сестрицу отвлечь? Кстати, о рыжей. Есть у меня парочка вопросов.
– Слушай-ка, а чего она такое говорила про тебя?
Малис подошел ближе, и недовольно поморщившись, быстро проговорил:
- Ерунда! Тея вбила себе в голову, что любит меня, ну, и абсолютно и бесповоротно спятила на этой почве! Я к ней неплохо отношусь, но она мне и даром не нужна со своими чувствами! Вот она бесится, выдумывает всякие небылицы. И еще, вытри кровь, Хэд! Она меня нервирует!
Я незамедлительно повиновался, а Малис продолжил:
- Забудь про мою кузину и слушай внимательно. План немного меняем. Нам каким-то чудом надо добраться до моего старого наставника, может, он согласится помочь.
– С чего вдруг? – недоверчиво спросил я. Согласитесь, в свете последних событий у меня есть право быть недоверчивым!
– Он, конечно, Шаэда до мозга костей, но он никогда не любил мою тетку Эрлайн, и очень благоволил к ее брату Сьютеру, моему отцу! – ухмыльнулся Малис. – И, соответственно, никогда не поддерживал стремление Себастиана поставить в будущем во главе клана Эрлайн. Политика – тонкая материя, Хэд! А на чувствах близких соратников лучше никогда не играть. Двигаем к Гриссому!

***

Малис постоял немного перед дверью, словно прислушиваясь к чему-то, затем аккуратно приоткрыл ее и выглянул наружу.
– Все в порядке, пошли. Нет, стой. Сначала краткий курс выживания в этом месте: внимательно смотри по сторонам, Хэд. Мои братья и сестры любят поиграть с... Ну, с жертвами, могут принимать различный облик. Они, скорее всего, уже знают про Антею, так что, сам понимаешь, нам придется непросто. Если что-то тебе покажется странным, не знаю, по какой причине, зови меня. Ясно?
Я кивнул, даже не пытаясь сказать что-то умное. Не случалось мне еще никогда в жизни бывать в столь опасных местах! Да еще с отпрыском королевской вампирской фамилии. Уикг бы побрал мое «везение»!
Мы тихо выскользнули в мрачный коридор, хорошему освещению которого не помогали и факелы, развешанные по стенам.



Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Gemma
Дата: Среда, 26 Августа 2009, 21:40 | Сообщение # 20

Аццкое вампирко
Сообщений: 304
Предметы: 2
Репутация: 50
Статус: Offline



Бархатный ковер пурпурного цвета на полу поглощал любые звуки, позволяя нам идти абсолютно бесшумно. Я завистливо вздохнул: Малис двигался с невероятной грацией, вот только грация эта больше подходила дикой кошке, чем чел...А, уикг забери, он же вампир!
Нервы были на пределе, сосредоточенное внимание, с которым мы шли, вздрагивающий меч в моей руке, звенящая тишина, все сводило с ума. Хотелось бросить оружие, заорать и семимильными шагами умчаться прочь.
«Хэд, не дергайся. Сейчас все пройдет, страх наведенный».
Не успел я возмутиться наглому вмешательству Малиса в мои мысли, как он внезапно остановился перед одной из бесконечных дверей, мимо которых мы проходили, и неожиданно с силой толкнул ее вперед. Дверь тихо распахнулась, и в глубине комнаты, возник, освещенный светом от факела, мальчишка-подросток, от силы лет четырнадцати-пятнадцати. Красивое лицо с высокими скулами, чуть раскосые, янтарные глаза с вертикальными зрачками и шикарные, доходящие до талии, волосы медного оттенка, выдавали в нем близкого родственника «моего» Шаэды. Он явно не ожидал, что его обнаружат, потому злобно зашипел на нас, обнажив совсем недетские клыки.
– Сида, - мягко обратился к нему мой товарищ по несчастью, - зачем ты пытаешься нас напугать?
– Ты знаешь, что твоему человеку нельзя здесь находиться! Себастиан запретил людям вход в замок! Его надо выпить! - выпалил мальчишка, яростно сверкая золотыми глазами в мою сторону. Ну, надо же, какой милый мальчик!
– Сида...Мы с тобой друзья, ведь так? – с ласковой улыбкой наклонился к нему Малис.- Я тебя никогда не обманывал, не подводил...
Он продолжал что-то говорить парнишке, и его голос, тихий, завораживающий, успокаивающий, действовал на меня как снотворное. Я почти задремал, но Малис разбудил меня, с силой толкнув локтем в здоровый бок. Я встрепенулся и с изумлением заметил, что мальчишка крепко спит! Вампир аккуратно уложил его в комнате прямо на полу, потом вышел и притворил за собой дверь.
– Сида – мой младший брат по отцу. Сводный. Он еще маленький, кровь начал пить буквально на днях, потому несколько... агрессивный. Поспит пару дней.
Маленький? Злобная медноволосая дрянь с острыми клыками! Ничего себе, малыш! Малис насмешливо хмыкнул, не иначе, как опять подслушал мои мысли. Но я не стал обращать свое внимание на него, сейчас не до разборок.
Коридор, длительное время извивающийся змеей, наконец, вывел нас в круглый холл, традиционно утопающий в полумраке. По стенам были развешаны картины в тяжелых золотых рамах, инкрустированных драгоценными камнями, с изображением далеких предков клана. Некоторые рожи могли вызвать суеверный ужас! Например, матрона с червями на голове вместо волос и полутораметровыми клыками! Или худосочный юноша, с окровавленным ртом, держащий за руку ребенка, с прокушенной шеей! Экая мерзость!
Я передернулся, отыскивая глазами Малиса, чья невозмутимая спина маячила впереди. Он как раз остановился, раздумывая, куда идти.
И тут я почувствовал прикосновение ледяных пальцев к своей шее! Я бы с удовольствием заорал, но голос пропал, так что я издал какой-то невразумительный хрип.
Малис молниеносно обернулся и застыл.
Неудивительно, теперь я ощущал не только пальцы на шее, но и чье-то ледяное дыхание позади! Рука, схватившая меня, чуть сжалась, и я почувствовал, как меня всего сковало холодом. Краем глаза я выхватил непонятное создание, пленившее меня, с како-то непонятной прической, волосы забавно торчали в разные стороны. И ...шевелились?
Это не волосы, червяки!!!
Та самая тварь с картины! Когда я понял это, то очень расстроился, что не могу потерять сознание – одеревеневшее тело не позволяло упасть.
– Здравствуй, Дззари. Что ты здесь делаешь? – низким голосом спросил Малис, медленно приближаясь к нам.
– Дззари забыли…Ессс-ть хочу...хочу есть...крови хочу... вкуусный человек...вкусный...,– прошипела мне прямо в ухо уродина. Да что ж такое-то! Мне надоело себя деликатесом ощущать!
– Ну, не расстраивайся, Дззари! Конечно, сейчас ты поешь, - успокаивающе проговорил вампир, останавливаясь в непосредственной близости от нашей живописно застывшей группы. Да уж, леди с червяками на голове и обледеневший я! Постойте… Что значит – поешь?! А меня кто-нибудь спросил?!
Тут я заметил, что в руках Малиса что-то блеснуло…Моя булавка! Он осторожно вытянул руку с ней и проговорил, обращаясь к ожившему изображению с картины:
– Дззари, посмотри, что у меня есть. Золотая булавка. Она из золота, Дззари, из чистого золота! Возьми ее, это для тебя, Дззари.
Я перестал дышать, когда обжигающе холодная хватка на шее ослабла. Чудовище меня отпустило.
«Отойди в сторону» прочитал я по губам Малиса.
На негнущихся ногах я кое-как сумел отодвинуться, подальше от твари с червяками. Завороженная украшением, Дззари проскрипела к вампиру, и как только булавка оказалась у нее, Малис стремительно выбросил вперед свободную руку и сам схватил чудовище за шею. Тварь пронзительно закричала, и забилась, пытаясь вырваться, но хватка вампира оказалась сильнее. Он уверенно поймал ее взгляд, и удерживал его до тех пор, пока из пасти уродины не вылетело синее облачко. Оно пролетело мимо меня и исчезло, ударившись о картину с изображением Дззари, одновременно с этим и сама она растаяла в воздухе.
Я выдохнул, только сейчас понимая, что все это время задерживал дыхание.
– К-кто она? – я выпрямился, нервно сжимая меч в руках.
– Да просто, одна из предков. Оживает иногда. Но обычно на нее что-то действует… Тебя унюхала, скорее всего, ты же ранен, - оглядываясь с встревоженным видом, ответил мне длинноволосый блондин. – Что-то вроде духа. Но кровь тоже пьет. Дззари обожает золото и драгоценности, теряет голову от них.
Внезапно Малис поднял свой меч выше и быстро крикнул:
- Хэд, быстро ко мне!
Я не стал уточнять, что случилось, просто шагнул вперед и встал спиной к его спине. И правильно сделал.
Из окружающего нас пространства, вдруг странно искривившегося, выпала фигура жутко уродливого парня с черными волосами и оскаленными клыками. Один, второй, третий…четвертый! Все они весьма угрожающе держали мечи и как-то нехорошо посверкивали черно-багровыми глазами.
– Что за..., - не закончив фразы, я умолк. Свирепые рожи мало способствовали светской беседе.
– Шугану-полукровки, из личной охраны Себастиана, - сквозь зубы проговорил Малис. Ощущать его за своей спиной было странно. – Им надо отрубать головы, имей в виду.
В ответ на это черноглазый парень напротив зарычал, обнажив длиннющие клыки.
– Малис, я все хотел тебя спросить..., - быстро прокричал я. - Что такого ты сказал Антее, что она рассвирепела и вырубила тебя?
– Ты нашел самый подходящий момент, Везунчик! – ответил мне Шаэда, явно улыбаясь, и я заметил краем глаза, как он, чуть обернувшись ко мне, молниеносно выбросил руку в знакомом жесте.
«Поцелуй стальной розы»!
Я узнал заклинание, когда жуткий алый шар, опоясанный стальными иголками, пролетел мимо моего лица, едва не задев по уху. Я вовремя отклонился, и страшная конструкция вгрызлась в шею ничего не подозревающего полукровки слева от меня, срезая голову, как кочан капусты.
В это самое мгновение двое черноглазых бросились на Малиса.
Мой противник, оказавшийся в одиночестве, тоже не дремал. Я едва успевал парировать сыпавшийся на меня град его ударов, невольно занимая оборонительную позицию – не самую выгодную для меня. Двигался и дрался этот черноволосый демон невероятно! Стоило признать, что мечом боец Себастиана владел куда лучше меня.
К тому же я начинал уставать, рана в боку не позволяла сражаться в полную силу. Как следствие, я пропустил обманчиво-неуклюжее движение Шугану, и его меч резво устремился ко мне, метя в незащищенную грудь.
Проявляя чудеса ловкости, я чуть крутнулся, уходя в сторону, и успел своим мечом «поймать» стальную смерть противника. Два сцепившихся дымчато-серых лезвия высекли искры, сила удара была такова, что я едва удержал клинок, но ценой почти вывернутых кистей рук.
Звон оружия и хриплые выкрики за спиной говорили о том, что пока Малис справляется. И действительно, в какой-то момент я увидел Шаэду с абсолютно непроницаемым лицом, которого полукровки теснили куда-то к выходу, зажав с двух сторон. Однако, несмотря на это, один из бойцов подволакивал ногу, из которой непрерывным потоком текла черная кровь, другой был ранен в плечо. Малис вроде бы не пострадал, если не считать разорванного камзола и пары царапин.
Мой противник негромко рыкнул, и его меч замелькал передо мной, сливаясь в одну сплошную серо-голубую линию. От напряжения я взмок, отражать удары становилось все сложнее.
От очередного неуловимого движения его клинка я увернулся недостаточно быстро, и кончик его меча задел меня по бедру, оставляя кровавый след. Почувствовав свежую человеческую кровь, полукровка моментально озверел, в его глазах замелькали багровые всполохи.
Резким выпадом, которого я даже не заметил, Шугану выбил меч из моих рук, и он с негромким звяканьем покатился по каменному полу. Я поднял голову – ко мне стремительно приближалось стальное лезвие – и машинально закрыл глаза, ожидая неизбежного удара.
В ушах отдавалось лихорадочное биение сердца. Тук...тук....
Ничего.
Только неестественная, гнетущая тишина.
Я рискнул приоткрыть глаза и остолбенел. Время остановилось. Полукровки замерли каменными изваяниями, как были, в движении. Малис, тяжело дыша, опирался на свой меч, пряди его платиновых волос намокли от крови.
– Гриссом, - хрипло сказал вампир в пустоту, - это ты, я знаю. Зачем вмешиваешься, наставник?
В ответ на его слова раздался негромкий смех, и вот перед моим затуманенным взором возникла крепкая фигура старика с всклокоченными волосами и кустистыми белыми бровями. Все еще посмеиваясь, он сделал шаг к нам.
– Ай-ай-ай, да неужели я зря вмешался? Ну, прости старика, мальчик мой, не удержался… - несмотря на покаянный вид, в голосе старого мага слышалась насмешка.
Я настороженно следил за ними обоими.
– Ладно-ладно, Гриссом, перестань, конечно, не зря. И потом, мы в любом случае к тебе шли, ты же знаешь. Только я все-таки сомневался, что ты рискнешь пойти против Себастиана.
– Мальчишка, не оскорбляй меня своими надуманными сомнениями и предположениями! - холодно ответил старик, показав на мгновение желтые, но еще достаточно острые клыки.
– Тебе, как никому, известны мои симпатии и антипатии. С Антеей ты погорячился, конечно, но она сама виновата. Во что ты впутался на сей раз, Малис?
Длинноволосый блондин пожал плечами.
– Ничего особенного, Гриссом. Чем…ты можешь помочь?
– Я перемещу вас отсюда. Обоих. И временно закрою от псов Себастиана. Не понимаю, правда, зачем ты с человеком связался, да еще с отмеченным уикгом. Вечно ты вляпаешься во что-то! Одно твое …Общение с некромантом чего стоило! – не переставая ворчать, маг спешно что-то искал в складках своего бесформенного одеяния.
Мы с Шаэдой нервно наблюдали за его действиями. Хотелось бы побыстрее покинуть замок!
Наконец, Гриссом выудил небольшую черную коробочку и протянул ее Малису.
– Возьми, это подарок твоей матери. Она мне передала их давно, да я все забывал отдать.
Платиноволосый схватил коробочку, отворачиваясь, а когда повернулся к нам снова, в его ушах ледяным блеском переливались бриллиантовые капельки.
Серьги! Так вот что там было!
Я вздохнул. Что за мода, в самом деле! Длинные локоны, как у девки, непонятная татуировка, а теперь вот еще и серьги! Что в следующий раз? Я скривился. Впрочем, не могу не признать, что ему идет. И с девушкой его только слепой перепутает.
Малис насмешливо покосился на меня, уловив отголоски моего неудовольствия, и сказал:
– Гриссом, мы готовы.
Я ощутил на себе горящий взгляд старика, от которого нас с силой вышвырнуло в магическое пространство, протащило по нему и выкинуло из воздуха куда-то наземь.

****

Я свалился на каменную мостовую очень неизящно, как мешок, не успев даже сгруппироваться, Малис приземлился намного удачнее – сразу на ноги. Вот что значит привычка.
Он помог мне подняться, и мы огляделись. В темноте не сразу определили, что находимся в городе, вокруг дома, а впереди виднеются освещенные окна харчевни.
«Хромой бык», прочитали мы вслух хором, не сговариваясь.
– А он шутник, - имея в виду Гриссома, тихо пробормотал я.
– Наставник-то? – откликнулся Малис. – О, да, чувство юмора у него своеобразное. Интересно, как он отбрешется от Себастиана...
Я передернул плечами, и знать не хочу! Вампирское гнездо оставило у меня не самые приятные воспоминания.
Мы помолчали, потом Шаэда повернулся ко мне с серьезным видом (непривычным для его обычно насмешливой физиономии) и поинтересовался:
– Итак, мы собираемся искать ожерелье?
Мы? - переспросил я, делая удивленные глаза.
– Да. Мы. - Малис в упор посмотрел на меня. – Ты не забывай, что я только и занимаюсь тем, что спасаю твою задницу. А к благотворительности я вообще-то не склонен.
Ага, где уж нам забыть! Особенно приключения в замке их семейства, куда я попал тоже по милости этого длинноволосого красавчика!
– Послушай, - Малис изменил тон на более спокойный. - Я предлагаю тебе сделку. Я помогу тебе отыскать украшение, а взамен...
– Да, а что взамен? - я насторожился.
– Да расслабься ты, Хэд! Ничего невозможного я не прошу! Я всего лишь хотел бы получить камешек из ожерелья. Самый маленький. Никто и не заметит, поверь мне.
Странная просьба. Или логичная, если вспомнить легенду про демонессу Гессию? Тут мои мысли приняли другое направление. Да, парень не раз спасал мою шкуру. Обладает магическими способностями, сильнее человека, отличный боец... Такой напарник точно не будет лишним в моем путешествии! Кроме того, он непосредственно знаком с вампирами – сам из их братии. Опасный, конечно. Но шататься по усыпальницам в поисках демонической безделушки древности – в одиночку – не в пример опаснее! Иметь Шаэду в союзниках намного лучше, чем в противниках.



Дополнительная информация
Договориться можно даже с покемоном. В особнности - после героина.(с)

Пространство Миров » Долина Муз » Сокровищница Знаний » «Магия, кровь, вампиры и вампирское сообщество, легенды...» (ВАМПИРЫ выдуманного мира Джеммы.)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:


Друзья сайта
Рейтинг Ролевых Ресурсов
Получить свой бесплатный сайт в uCoz Books.Ru
Получить свой бесплатный сайт в UcoZ!
Copyright Xenonmark © 2019