Пятница, 21 Июль 2017, 11:39
Вход RSS
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Gemma 
Пространство Миров » Долина Муз » Сокровищница Знаний » Истории из жизни темного эльфа (пара историй из жизни эльфийки Нарикамиель до АВМ)
Истории из жизни темного эльфа
Narikami
Дата: Среда, 28 Июль 2010, 13:20 | Сообщение # 1

Студент 1 курса
Сообщений: 507
Предметы: 7
Репутация: 46
Статус: Offline

Персоналии:

ЕЖ: 5200
Раса/Класс: Темный эльф/Маг


Предыстория или затянутый пролог.
СВАДЬБА В ТЕМНЫХ УЩЕЛЬЯХ.

«Темные ущелья, место забытое светлыми богами. Место, о котором Дивные говорят с презрительным пренебрежением. И нескрываемой завистью. Потому как места эти, несмотря на название, красивы той редкой, природной красотой, что особо ценится эльфами. Три войны, позорно проигранные светлыми, надежно закрепили права на территорию в руках их темных сородичей. Отступники, довольные таким положением дел, поделили эти земли между наиболее многочисленными и знатными домами, создав свое небольшое королевство. Пять тысяч лет они писали свою историю, принимая звание кровавых монстров, безжалостных убийц, и подтверждая его. Они стали ночным страхом всех сопредельных земель и непроходящей головной болью светлых. Эльфы не были настолько самоуверенными, чтобы совершать набеги на Светлый лес, поэтому причин для открытого конфликта не находилось, что поделать, если ты рожден в Темных ущельях, политиком приходится становиться еще в колыбели...» Из истории Темных ущелий, год белых драконов, Имперский век.Я закрыла книгу и посмотрела в окно. Учить историю родной страны конечно нужно, но мне совсем не интересно. Сейчас идет год Черных Щитов, век Сумрачных Трав. Две тысячи лет прошло, а нам все еще приходится читать эти сказки. Почему сказки? Потому что никто не пытался отнять у нас Ущелья. Наоборот, скооперировавшись с демонами (неслыханное дело) светлые оттеснили нас в этот богами забытый край. Чтобы не мешали. Насчет кровавости ничего сказать не могу, по причине юного возраста. Что для эльфа двести лет? По закону старше, чем совершеннолетняя, но попробуйте объяснить это папочке с мамочкой. Вот относительно политики в колыбели чистая правда. Иначе не сидела бы я сейчас в душной комнате и не читала древний фолиант из родительской библиотеки. Что не говорите, а княжной быть тяжело. Особенно если у тебя характер под стать стереотипному темноэльфийскому – злопамятная, ехидная зараза. Но и с такой жить можно, главное не заставлять делать что-то через «не хочу». Увы, князю дома Серебряных Ив потребовалось пренебречь именно этим, основополагающим в общении со мной пунктом. Альмиир Вейдель Энайя пришел ко мне буквально два часа назад, и, не считая возможным ходить вокруг да около, огорошил любимую дочурку:
- Тьяре (что-то вроде «драгоценная»), я принял решение выдать тебя замуж. - Потом он еще полчаса что-то там рассказывал о долге и чести, взывал к весьма призрачной совести. Говорил о необходимости создать новую ветвь двух знатных и могущественных родов. Мне если честно, совершенно не улыбалось связать себя на многие сотни лет с Картаром А’Шер, о чем я и сообщила разгневанному родителю.
- Тьяре, сын Гленана эффектный мужчина и, если верить Астре, просто бесподобен в постели. - Матушка знала меня получше, поэтому к таким сомнительным вещам как совесть не взывала, а сразу стала давить на инстинкты. Только вот Астра никак не могла быть для меня авторитетом, особенно по причине не прекращающегося между нами соперничества. Тот факт, что именно с ней развлекается мой предполагаемый жених, совсем не радовал. Уж Риста - то должна была знать, как я отношусь к своей дальней родственнице.
- Ма, я не хочу замуж. Тем более за любовника Астры. - Мама, прочитав по моему лицу все, о чем я тактично умолчала, состроила крайне недовольную гримасу и собралась уходить.
- Надеюсь познакомиться с ним для вас не слишком сложная задача, Нарикамиель? Они с сестрой погостят немного в нашем доме, об этом договаривались князья. Все о чем я вас прошу, не позорить имя нашего рода. Гости прибывают завтра.
Опять официальное обращение. Мамочка гневается на глупую меня. Естественно последнее слово осталось за ней. Умеет мамочка быть противной до зубового скрежета. Говорят я вся в нее.
Завтра наступило как похмелье, радовалась я ему, собственно так же. Гости прибыли верхом ближе к обеду. Тонкие фигуры на великолепных рысаках эффектно смотрелись в костюмах цвета индиго. Родовой цвет дома Черного Клена, межу прочим. Мне с моей бледной кожей и рыжими волосами этот цвет противопоказан - иначе буду похожа на смерть из человеческих сказок. Одинаково изящно соскользнули с замерших посреди двора животных. Точно выверенный поклон Картара, приветствие для равных по социальному положению. От княжича другого ожидать не стоило, хотя он, как и я, титул не наследует. Девушка в знак приветствия просто склонила голову, покрытую шелковым капюшоном. Не смотря на приказ отца, гостей встречать я не вышла, наблюдая за церемонией приветствия из окна. Успею познакомиться за обедом.
Картар, в отличие от обеда, воображение не поразил. Да, красив, хорошо воспитан, самоуверен, вполне возможно, что и умен. Не так давно у меня закончился пятилетний роман с одним молодым эльфом, таким же гибким, голубокожим и беловолосым как А’Шер. Вот только жениться на мне он не собирался, почему, собственно мы и продержались так долго вместе.
Картар ухитрялся ухаживать за тремя дамами одновременно. Мама была в восторге. Не знаю как, но свадьбы допустить нельзя.
Кейрин, сестра этого высокомерного красавчика интересовала меня больше, но после случайно оброненной фразы Картара о том, что она действующая жрица одного из главных культов королевства, перешла в разряд «запретных». Обед прошел в атмосфере фальшивого веселья и приторной любезности.
- Тьяре, вечером будет бал, на котором планируется объявить о вашей с Картаром свадьбе. - Мама буквально лучилась радостью от предстоящей сделки. Меня никто не слышал, никто не хотел понять. Сами напросились.
Во время объявления Гленан А’Шер стоял рядом с моим отцом. Гости долго и с воодушевлением аплодировали, не столько от искренней радости за выгодный двум Домам брак, сколько в предвкушении моей очередной выходки. Сожалею, но мне уже не сто лет, чтобы позорить родителей, на этот раз все будет до омерзения благопристойно. Пора вспомнить, что я все-таки княжна, и слова долг и честь для меня не пустой звук.
Так я размышляла, скрывшись от бурного моря гостей на небольшом балконе. Ночи в ущельях прекрасны, чтобы кто не говорил. До Вечного Леса Дивных нам, конечно далеко, зато ничто не закрывает бескрайнего неба, усыпанного алмазными звездами, нет помех для ветров, то ласковых и нежных, то яростных и жестоких. А еще, каменные громады Ущелий не позволяют бессердечному светилу, столь почитаемому Дивными, жечь нашу чувствительную кожу, слепить, привыкшие к полумраку глаза.
- Нарикамиель, почему вы ушли с праздника? - Глубокий чувственный голос моего жениха раздражал. Хорошо хоть Край вернулся вчера домой, можно рассчитывать на ночь в приятной компании. Крайтен был наемником, вольной птицей, в то время как я оказалась привязанной к своей семье узами более крепкими чем кровные - долгом и своим происхождением. Я младшая княжна, мне с рождения уготовано служение своему Дому. Он же сам выбирал свой путь, не подчинялся ни кому, кроме дороги. Он не признавал длительных отношений, скептически относился к «высоким светлым чувствам» и это только добавляло ему плюсов в моих глазах. Собственно наше знакомство состоялось благодаря самоуверенности одной рыжей эльфы, обожающей бессмысленные споры с заведомо невыполнимыми условиями. Я поспорила со старшей сестрой, что смогу очаровать хмурого эльфа, что появлялся в родных местах не чаще одного раза в десять лет. Листиель только посмеялась, несколько лет назад она сама пыталась сблизиться с Крайтеном, но ей очень вежливо отказали. Так что тут уже дело принципа - должна же хоть одна сестра справиться с замкнутым, порой агрессивным, но таким привлекательным эльфом. Надо было видеть выражение лица опытного наемника, когда к нему подошла еще несовершеннолетняя княжна и вызвала на поединок. Конечно, всех отпрысков знатных домов учат владению холодным оружием и магией, но о моих «успехах» в этих областях ходило столько историй, что даже вечно отсутствующий наемник оказался наслышан.
Не принять вызов, значит оскорбить высокородную леди. В круг выходили напряженно косясь друг на друга. Он, потому что боялся меня ранить, я, потому что просто боялась. Если бы у Крайтена была возможность отказаться от этой сомнительной чести или биться в полсилы, он обязательно воспользовался этим, но это тоже оскорбление. Я продержалась полторы минуты, прежде чем белый праздничный костюм (кажется, мы всей семьей собирались к кому-то в гости) окрасился моей кровью. Мать отказывалась разговаривать с «этой взбалмошной особой» несколько дней, отец прочитал краткую лекцию и пригрозил отправить в монастырь Эстериваль обучаться хорошим манерам и основам целительства на ближайшие семьдесят лет, а сестра в лоб спросила, как мне «этот красавчик с агатовыми глазами».
К счастью угрозы остались угрозами, а с Крайтеном мне удалось подружиться. Не то чтобы я ему проходу не давала (я княжна, а не дворовая девка), но на глаза попадалась часто, и что самое смешное - абсолютно случайно. Со временем наемник смирился со своей участью и перестал уходить при моем появлении. Он много знал, много умел и потрясающе рассказывал о своих приключениях. Так и получилось, что следующие сорок лет его возвращений в Ущелья я ждала как праздника. Надо заметить, что появлялся он теперь чаще чем раньше, да и оставался дома дольше. Пятисотлетний эльф учил меня всему что знал и умел.
Углубившись в приятные воспоминания, я не сразу заметила, что меня ненавязчиво обнимают. Да, с такой реакцией в наемниках я и дня живой не продержусь, прав Край. Теплые губы скользнули по изгибу шеи, та-а-ак, кто-то напросился на ранения несовместимые с гордостью.
- Картар, если ты продолжишь распускать руки, получишь по морде. - Роль наивной девочки из хорошей семьи в этот раз удалась не очень. Но эльфа моя явная враждебность не остановила, наоборот подзадорила. Мягко взял мою правую ладонь, поцеловал кончики пальцев и смело прижал к своей щеке. Ясно, тоже наслышан, что я весьма посредственно владею магией и оружием. Сожалею, господин жених, но ваша информация устарела. Крайтен не только со мной спит, но и продолжает учить. Внутренний голос слезно умолял не делать глупостей, но когда я его слушала? Коротко без замаха ударила по столь любезно подставленной щеке, вложив капельку Силы, круто развернулась на каблуках и скрылась в бальной зале. Опешивший от такой дерзости эльф даже не попытался меня остановить. На щеке едва заметно искрил отпечаток моей ладони. Этот знак теперь неделю будет напоминать суженому обо мне. Свадьбу значит хотите? Будет вам свадьба, лет пятьсот не забудете. Отец, заметив в глазах своей вечной головной боли нехороший блеск, напрягся, но я, помня о том, что «свадьбе быть» лишь мило улыбнулась и скользнула в круг танцующих.
Свадьбу назначили через три месяца на алмазное полнолуние. Я что-то такое и предполагала, поэтому совсем не удивилась. Вот если бы церемония состоялась через три года, тогда у меня появился бы повод нервничать. Это был бы знак, что я капитально влипла, а так с браком торопятся, значит, невесту не недооценивают. Родители меня знают слишком хорошо, чтобы доверять показному благоразумию. Судя по наличию в обеденной зале четырех жриц-воительниц, отец подготовился к возможным сюрпризам на совесть. Правильно, оставлять меня на попечении мужчин в принципе, как и женщин, недальновидно, соблазню, совращу, перетяну на свою сторону. Со жрицами все сложнее. Эти фанатички, принимая обет, отказываются от плотских утех, более того, за совращение служительниц культов можно проститься с жизнью. В любом случае, на подготовку моего плана времени хватит. Основная проблема заключена в сложном родовом имени, которое обязательно произносится во время церемониальной клятвы. В этом смысле А’Шер повезло несказанно.
…- Ну же, девочка, повтори Я Narikamiel Weid’el’Anaya подтверждаю свое согласие на брак с Khartharom A’Sher, подтверждаю твердость своего решения. Принимаю всё, что возложит на меня данный шаг. Своей кровью на алтаре я клянусь быть женой и поддержкой своему … Сшессей, не отвлекайся, мне самой эта клятва не нравится. Но ты ведь хочешь этот красивый камушек? – Я повертела перед пилнель (магическое создание, похожее на гибрид насекомого с растением) небольшим рубином. Обычно редких магических созданий типа пилнель могли позволить себе только князья, но папочка подарил это желто-серое чудо мне на совершеннолетие. Как ни стыдно в этом признаваться, но создание пользуется доступной ему магией намного лучше, чем я.
Из отпущенных мне трех месяцев истекли два, а глупая Сшессей, так и не научилась выговаривать сложное имя Серебряных Ив. Я терпеливо сносила примерки свадебного платья и причитания матушки о том, что я ничего не умею, что должно уметь жене княжича. Отец хранил молчание, но четверка жриц-воительниц сопровождала меня повсюду, оставляя только в личном покое (ага, потому что под окнами дежурили еще три).
Существо послушно выговаривало слова клятвы, запинаясь только на имени невесты. Ну что за наказание такое? Мое имя вообще-то читается легче многих других слов на темноэльфийском наречии. Ничего, еще месяц есть, а если не получится, объявлю, что беременна от Крайтена. Наемника сейчас все равно в Ущельях нет, сухо поздравив меня с предстоящим бракосочетанием, он почти на следующий день отбыл с караваном в земли людей, так что опровергнуть мои слова не сможет.
И вот он наступил, этот волнительный день. Вернее ночь, что только играло на руку моему замыслу. Полная луна нереально яркая и сияющая, заливала своим светом каменную площадку, на которой собралась знать дружественных нашим Домам родов.
Жених уже стоял у алтаря в ожидании невесты. Ожидание затягивалось, глава Серебряных Ив заметно нервничал, но вот появилась невеста. Рыжие волосы струились по обнаженным плечам. Свадебный наряд, состоящий из длинной юбки цвета индиго с разрезами до бедер, легко развевался при каждом шаге, демонстрируя стройные ноги в коротких серебряных шортах. Такого же цвета топ полностью скрывался под лавиной волос. Эльфийка шла босиком, одной рукой придерживая расшитое топазами шелковое покрывало. По законам, лицо невесты будет открыто только после завершения ритуала, не раньше, иначе брак не состоится. Еще пять тысяч лет назад это покрывало олицетворяло невинность и неискушенность вступающей в брак девушки, теперь же, просто дань традициям.
Картар замер, восхищенно рассматривая залитую лунным светом невесту. Хороша. Еще бы на лицо взглянуть, но нельзя.
Девушка приблизилась к алтарю, покорно встала по правую руку от эльфа. Мир застыл в ожидание, даже ветер перестал играть полотнищами юбки и покорно лег у босых ног.
Жрец простер к безмолвному небу тонкие руки и запел. Песня без слов, мелодия, рожденная чистым голосом, свадебная песнь.

Я отчаянно старалась не зевать, помня о том, что малейшее отклонение от обряда может сорвать тщательно продуманный план. Отец настроен решительно. Но как же это сложно, под свадебные завывания так хорошо дремать.
Песнь оборвалась на пронзительной финальной ноте. Вновь наступила звенящая тишина. Жених и невеста вложили ладони в требовательно протянутые руки жреца. Их запястья охватывают розовые языки магического пламени, соединяющие жизни на века, до самой смерти. Вспыхнула красная звезда над головами брачующихся и осыпалась алеющими искрами. Наконец обряд завершен, и шёлковое покрывало падает к ногам новобрачных…
Я думала, что все-таки сорву церемонию. Сдерживаемый в груди смех буквально рвался на свободу, заставляя меня мелко дрожать. До окончания операции «Невеста» оставались мгновения. Завершающим штрихом всего действа станет традиционный поцелуй новобрачных. Мне, конечно же, охота увидеть, чем дело кончится, но стихийный телепорт явление редкое и недолговременное, так что не будем гневить судьбу. Можно и по Тропе уйти, но по ней же меня живо вернут в отчий дом. А оно мне надо? Так что, до свидания всем. Надеюсь очень и очень не скорого свидания.
Эльф склонился над рыжеволосой красавицей и чуть коснулся губами ее рта. На этом торжественная часть свадьбы завершилась. Впереди были празднование и Первая ночь.
Тонкая фигурка в мужском костюме смело шагнула в колышущееся нутро природного портала. Рыжие волосы, неровно обрезаны до плеч и заплетены в косу, острые ушки нервно подрагивают, внимательно ловя ночные звуки. А возле алтаря, тем временем, молодой эльф с упоением целует свою жену, предвкушая прекрасную ночь. Он так увлечен, что не замечает, как потекли знакомые черты женского лица. Гости с ужасом (а некоторые, что скрывать, с восторгом, ведь не каждая такую гадость сделать может) наблюдают, как эльф целует пилнель. Но вот преобразование завершилось и молодожен, с брезгливой гримасой, отталкивает от себя существо. Треугольная морда с короткой рыжеватой шерстью и огромными фасеточными глазами ехидно скалится, чуть поводя жвалами-клыками. Тонкое, но мощное тело, закованное в красный панцирь. Пилнель напоминает богомола-переростка. Замершие гости вздрогнули и посмотрели в сторону мрачного Альмиира. Глава дома Серебряных Ив выглядел так, словно нечаянно сел на ежа. Большого такого ежа, примерно как двухсотлетняя рыжая эльфийка.
В звенящей тишине родился смех. Как шум листвы, как звон ручья, бегущего по камням. Старшая сестра сбежавшей невесты, несравненная Листиель стояла, запрокинув к небу лицо, и счастливо смеялась. В отличие от родителей она никогда не сомневалась в находчивости Ками, тем более что пилнель сёстры учили вдвоем. Ведь за наследницей никто не догадался установить наблюдение.
Я вышла из телепорта и с интересом осмотрелась, куда вынесет стихийный портал путешественника, никто не может предсказать, но надеюсь что от родного мира, это место достаточно далеко, чтобы встать на Тропу.



Дополнительная информация
ИФО: Нарикамиель Вейдель Энайя, для друзей просто Вейдел или Нари
Инвентарь: мечь Развальер

Пространство Миров » Долина Муз » Сокровищница Знаний » Истории из жизни темного эльфа (пара историй из жизни эльфийки Нарикамиель до АВМ)
Страница 1 из 11
Поиск:


Друзья сайта
Рейтинг Ролевых Ресурсов
Получить свой бесплатный сайт в uCoz Books.Ru
Получить свой бесплатный сайт в UcoZ!
Copyright Xenonmark © 2017